Последние записи

Далеко в стране сопочной

  • Конкурс «Красноярские перья — 2012». Почетная грамота в номинации «Лучший репортер»

Для большинства горожан посёлки типа Попигая и Новорыбного — Богом забытая дыра, где жить просто невозможно — там нет работы, не строится жильё, там полупустые магазины с астрономическими ценами, нет нормального медицинского обслуживания… Но люди живут. Живут, потому что родились и выросли здесь, где жили их отцы и деды, и где будут жить их дети и внуки. В общем, как ни банально это звучит: велика Россия, а дальше родины ехать некуда.

Дорога

Что делает человек, решивший воспользоваться услугами речного судна? Сверяется с расписанием, идёт на речной вокзал или в кассу, покупает билет и едет туда, куда ему нужно. Так делают повсеместно, но только не в Хатанге.

Во-первых, расписания, согласованного и подписанного районным начальством и дирекцией порта, в лучшем случае, придерживаются с погрешностью в два-три дня. Очень может так случиться, что в последний момент в него внесут какие-то изменения и вместо запланированного рейса, теплоход пойдёт с полной загрузкой по специальному маршруту.

Предугадать это невозможно, потому что окончательную точку в этом вопросе ставят в кабинетах Хатангской администрации. Подумаешь, расписание! У жизни своё расписание, и каждый новый день подкидывает какие-то сюрпризы.

Во-вторых, если вы хотите заранее приобрести билеты на теплоход, чтобы наверняка быть уверенными в своём путешествии, то ни в конторе порта, ни в какой-нибудь кассе Хатанги этого сделать невозможно. Билеты можно купить только на самом теплоходе в день его отправления в рейс. Опять же, если повезёт.

На эту тему в портовой конторе мне неопределённо говорили, что с покупкой билетов, а значит и с поездкой, проблем не должно быть. Почему не должно, если желающих уехать больше, чем может взять на борт судно, этого я так и не уяснила.

Настал день отъезда. По расписанию конечной точкой маршрута значился северный посёлок Попигай — один из двух особенно труднодоступных в Хатангском сельском поселении. Туда я и купила билет за 4088 рублей. Но сначала предстояла посадка на теплоход. Кто скажет, что это пустяки, пусть сам попробует.

Итак, представьте себе картину. Стоит на берегу некое довольно высокое деревянное сооружение с крутым трапом (по-видимому, причал), на который без моральной подготовки и определённой сноровки не забраться. Трап заканчивается где-то под водой. Где, с берега не видно. А до берега ещё нужно добраться — кругом вода.

Кто-то перекинул к трапу дощатую лесенку, но она прогнулась и ушла под воду. До берега метра два-три. Самые отчаянные разуваются и осторожно бредут к трапу. А температура воды, прошу заметить, отнюдь не такая, как на юге Красноярья. Север, однако…

Сумки, коробки, мешки и осторожных пассажиров по одному, по двое переправляют в лодке, в которой по щиколотку воды. Лодочник из числа добровольцев-провожающих с трудом толкает нагруженное, кренящееся то в одну, то в другую сторону судёнышко. Вот и трап. Крепко хватаюсь за поручни как утопающий за соломинку. И с тоской вспоминаю пассажирский дебаркадер в родной своей Дудинке.

Первый этап погрузки преодолён. К массивному причалу пришвартован теплоход «Таймыр», но вот незадача — он ниже его. Кое-как при поддержке матросов из команды спускаюсь на борт судна. И первый, кто приветствует меня, пограничник. Какие бы безобразия ни творились при посадке, проверке документов, ничто не помешает. Предъявляю свой паспорт с дудинской пропиской. Всё в порядке, могу ехать. Отдуваюсь, утирая струящийся градом пот, и разглядываю пассажиров.

Много мамаш с малышами, есть беременные, достаточно пожилых людей. Каково же им было пройти такую посадку, да ещё с грузом. Налегке никто не ехал — стандартные атрибуты при возвращении из Хатанги: мешок сахара, макароны, коробка сгущённого молока, три-четыре ячейки яиц и так далее. Был и такой пассажир, кто вёз в сумке кирпичи для ремонта домашней печки. А что делать, если в посёлке этого добра днём с огнём не сыщешь.

На теплоходе двадцать посадочных мест, расположенных по типу плацкартного вагона — 10 верхних полок и столько же нижних — пять закутков, условно именуемых «купе». В салоне стоит электрический чайник, есть небольшой буфет с семидесятирублёвым «Дошираком», набором сухарей, печенья. Здесь же, за стеклом, портрет основателя советского государства с сакраментальной фразой над головой «Заждались?». Тут же пассажирам выписывают билеты.

Людей много, но стоя никто не едет. В этом году пассажиров на теплоход берут по количеству спасательных жилетов на борту, а их 30 штук. Пассажиры рассказывали, как в прошлые годы на судно набивалось иногда до сотни человек, ехали стоя, сидя и лёжа на полу. А нынче в связи с трагедией «Булгарии» на Волге команда «Таймыра» строго придерживалась требований безопасности. Это правильно, но это же обстоятельство должно было бы вынуждать власть взглянуть на проблему пассажирских перевозок под другим углом. Но об этом позже.

Через два часа подходим к ближайшему от Хатанги посёлку Жданихе — она как большелобый пёс неожиданно ткнулась в борт теплохода. Посёлок стоит на холмах, уступами спускаясь к реке. Начинается разгрузка. Надо сказать, что ни у одного посёлка, где мы останавливались, нет причалов. Судно останавливается в четырёх-пяти метрах от берега, и людей переправляют на лодках.

После Жданихи теплоход заметно опустел, до Новорыбной оставалось семь часов пути. Впереди ночь. Пассажиры расселись играть в карты. Мало кто остался равнодушным к этому действу. Причём в «дурака» здесь не играют, все — на «интерес», а «интерес» вполне определённый — деньги. После полуночи азарт игроков усиливается.

Играют все вместе: женщины, мужчины, подростки. Возраст никого не смущает, были бы деньги. В конце концов, молодой матери удаётся сорвать банк. Товарки шумно поздравляют её. Одна из них даже завистливо вздыхает: сколько денег выиграла! Можно и не работать.

После Новорыбной теплоход опустел. В Попигай мы ехали вдвоём с попутчиком. Азербайджанец Гамид надеялся перехватить там бивень мамонта, который нашёл один из сельчан. До конечной точки нашего маршрута оставалось десять часов пути.

«Звёздная рана»

Река Попигай, несущая свои воды в Хатангу-реку, изобилует песчаными отмелями, неожиданно возникающими среди воды островками, косами. По этой причине она опасна и коварна. Почти всю дорогу теплоход держится одного берега — противоположный сияет жёлтыми «пляжами». Песчаные отмели настолько широки, что иной раз кажется, река пересохла и мы вот-вот врежемся в песок. Но теплоход уверенно идёт вперёд, и, когда уже кажется столкновения с отмелью не избежать, из-за крутого изгиба песчаной косы вдруг выныривает синяя полоса реки.

Неожиданно из-за поворота показывается посёлок. Блеснув на солнце крышами домов, он так же неожиданно и надолго пропадает из виду. Река снова выделывает кренделя.

Мы находимся в самом сердце попигайской астроблемы — «звёздной раны» Земли. О падении тунгусского метеорита, вероятно, знают многие, об этом упоминается и в художественных произведениях, например, в трилогии Анатолия Рыбакова «Дети Арбата», а вот о такой же «звёздной ране» Попигая редко кто знает, даже на Таймыре. Упавший метеорит наложил отпечаток на внешний облик всей этой территории, придав ей величавую красоту и суровость.

Всю дорогу по обеим сторонам реки тянутся сопки, густо покрытые зеленью, да и сам посёлок Попигай приютился меж них. А ещё посёлок омывает река с названием Сопочная, которая разделяется на три рукава. Поэтому совсем не удивительно, что жители, игнорируя официальное название посёлка, упорно именуют его Сопочным. Попигаем они называют старый посёлок, стоявший когда-то в верховьях одноимённой реки на значительном удалении от нынешнего.

Читать далее

Наша страна не такая, чтобы считать

Директор Департамента международных организаций Министерства иностранных дел РФ Владимир Сергеев заявил на днях, что Россия списала долги стран Африки более чем на 20 миллиардов долларов.

Казалось бы, какое отношение это имеет к далекому от жаркого континента Красноярскому краю? И почему, прочитав сообщение о благодеянии, я поймала себя на том, что не ощущаю гордости за щедрую державу и визгливого восторга по случаю расставания с двадцатью миллиардами баксов. Знаете, сколько это в рублях? Ну если один доллар приблизительно «весит» 30 рублей. Вот такая арифметика…

И мне так обывательски и совсем не по-дипломатически захотелось, чтобы кусочек этого пирога (допустим, миллиард – в долларовом, конечно, эквиваленте) по какой-то нелепой, но счастливой случайности оказался бы вдруг в красноярском бюджете. Никакой во мне пролетарской сознательности не осталось…

Поразила меня абсолютистская формулировка – Россия списала! Села Россия за стол и росчерком пера списала! Сообщили эту новость в таком контексте десятки больших и малых информагентств. Получается, не конкретные чиновники решили продемонстрировать щедрость за наш счет, а типа целая страна в едином порыве приняла решение. Сразу вспомнилось советское время, когда были в ходу выражения «партия решила», «партия приказала», «партия считает»… Что это за такая мифическая дама по имени Партия? О том до сих пор никто толком не знает, но решений она напринимала на нашу голову – не приведи Господь! Она тоже – хлебом не корми – обожала помогать бедным странам и коммунистическим движениям всех государств, развитых и тех, которые относились к какому-то третьему миру. Правда, при этом не сообщала, хотя бы членам КПСС, о перемещениях финансов. Перебьются!

Стало быть, снова за старое? По словам того же Сергеева, Россия также внесла в фонд Всемирного банка для беднейших стран 50 миллионов долларов. Эта помощь в наибольшей степени будет направлена на развитие субсахарского региона Африки. Ну правильно! В нашем-то с вами общем доме уже полный достаток, денег у сибиряков – учителей, врачей, инженеров, студентов, пенсионеров и прочих – куры не клюют. Жилье построено, детсады – тоже, медицина – на высоте, дороги – блеск! Вот и раздаем миллиард туда, миллион сюда, зато сердце спокойно за субсахарский регион Африки. Они же бедные! А мы как сыр в масле катаемся, ага?

С 2008 по 2012 года из РФ ушло почти 43 миллиона долларов на программу Всемирного банка по повышению качества образования в развивающихся странах. Мы богатые. Только кто бы мне ответил на простые вопросы… Почему, например, шарыповцам мать Россия не поможет собрать недостающую сумму для лечения молодой женщины, которая тяжело больна? Люди по крохам собирают деньги, чтобы спасти землячку, а родина взирает равнодушно, с любовью и жалостью глядя на Африку? Почему наших студентов-бюджетников мгновенно отчисляют из вузов без всяких церемоний и проволочек, если они не смогли вовремя заплатить за очередной семестр, а иноземцам долги списывают? Ау, Россия, что на своих-то экономишь? Нет мне ответа. Зато «сейчас свыше восьми тысяч африканских студентов обучаются в российских университетах и примерно половина их них по бюджетной программе». Это слова всё того же Сергеева. 42,9 миллиона долларов на систему образования в развивающихся странах, в том числе африканских! И правильно. Нам-то уже нечего развивать: мы же не развивающаяся страна.

Российские донорские взносы во Всемирную продовольственную программу в прошлом году были направлены в Эфиопию, Сомали, Республики Гвинея, Кению и Джибути. Помимо этого, через некую Международную организацию гражданской обороны российские деньги дошли до Кот-д’Ивуара. Участие РФ в оказании помощи Африке продолжается через «большую восьмерку» и другие многосторонние соглашения. Порадуйтесь, земляки, и за Сомали, и за Джибути…

«Добровольные взносы России в глобальный фонд по борьбе со СПИДом туберкулезом и малярией достигли $100 миллионов. Еще $20 миллионов выплачено из средств РФ на выполнение программы Всемирного банка по контролю над малярией в Африке. На аналогичные цели через похожую программу Всемирной организации здравоохранения было выделено еще $4 миллиона».

«Соглашения в рамках программы «долги в обмен на развитие» были заключены с Замбией и Танзанией. Подготовка подобных документов ведется с Бенином, Мозамбиком и Эфиопией. Согласно этим договоренностям задолженности этих стран перед Россией будут использоваться на финансировании проектов развития».
Всего за последние семь лет Россия простила Африке задолженность на сумму в $11,3 миллиарда. Ранее РФ уже списала некоторые другие старые долги. В сентябре этого года был прощен кредит Киргизии на сумму почти полмиллиарда долларов, а также долг КНДР в размере $11 миллиардов.

Мне умные люди растолковывали, что списание долгов «черного континента» является частью обязательств России по оказанию помощи африканским странам. А как же с обязательствами перед россиянами? Другие умные люди объясняют и это. Африка, мол, поддерживается по одной статье, а соотечественники – по другой. Но я не могу мыслить глобально. Я мыслю по-домашнему. Россия – наш дом, семья. Представьте свою маленькую семью… У вас кошелек с тремя отделениями, или с пятью – не важно. Случилась беда с кем-то из родных, и потребовались деньги на лечение. Вы заглянули в соответствующий «отсек», а там всего рубль. Зато в другом – дензнаков достаточно. Ан нет, говорите вы домочадцам, эти деньги я не могу выдать на лечение, я обещал их отдать безвозмездно соседу из шестой квартиры, ему надо сына отправить на учебу в Оксфорд. Как вам такая ситуация?

Конечно, надо помогать попавшим в беду, переживающим трудности. Но прежде все-таки стоит позаботиться о своих близких, а не бросать их на произвол судьбы и не обещать светлое будущее к 2050 году. Это мы уже проходили. Мне лично всё та же таинственная Родная Партия голосами генсеков обещала, что я буду жить в коммунизме еще в 1980 году. Пошло уже четвертое десятилетие, и теперь меня кормят новыми обещаниями и призывают гордиться тем, что Россия по-матерински заботится об африканских студентах. Ну нет у меня гордости, а вот раздражение крепчает. Жить надо по средствам. В конце концов, пусть иностранцы учатся в профессиональных училищах, если на вуз не хватает, больше толку будет. А России не грех бы обратить взор на своих родных чад. И не откладывать эту заботу на середину века, а проявить ее немедленно – здесь и сейчас!

Читать далее

Культура и повседневность

Основную часть представленного сборника составляют краткие эссе о различных сторонах повседневной жизни современного горожанина, рассмотренных в культурологическом аспекте.

Эта книга обращена к тем, кто полагает, будто культура — это непременно книги, фильмы, спектакли, концерты и выставки. Нет, утверждает автор, всё это искусство! А культура растворена в повседневности. Её наличие (или отсутствие) можно проследить в автобусе и в очереди, на базаре и в супермаркете, в застолье и в путешествии, на автозаправке и в офисе…
В этом новизна и оригинальность авторского трэнда. Эти материалы в виде колонок публиковались еженедельно на страницах красноярской муниципальной газеты «Городские новости», а их автору по итогам 2011 года присуждён диплом лауреата традиционного конкурса Союза журналистов РФ в номинации «Лучший обозреватель». Заключительны раздел книги «Музыкальный постскриптум» составили статьи и интервью о различных событиях и явлениях музыкального творчества (классика, этника, джаз). Материалы книги положены в основу лекционного курса, который автор читал студентам-культурологам Гуманитарного института СФУ в 2011-2012 учебном году.
В целом же книга адресована самому широкому кругу читателей.

Культура и повседневность

НЕТОЖДЕСТВЕННОСТЬ

Мне давно хотелось внести ясность в понимание того, что такое культура. Новая рубрика газеты предоставила мне такую возможность, и я решил предложить вниманию читателей свои соображения, объединенные в некий цикл бесед под общим названием «Культура и повседневность». Сегодня – первая из них.

Вы замечали, как в течение десятилетий у нас происходило отождествление понятий «культура» и «искусство»? Вы говорили «культура», а ваш собеседник тут же представлял себе театральные и концертные залы, тишину музеев и библиотек, кинотеатры и детские музыкальные школы… Являются ли эти зримые приметы элементами культуры? Да, конечно! Но сводится ли культура только к спектаклям, книгам, концертам и кинофильмам? Разумеется, нет!

Вот вам простой пример: человек только что вышел из концертного зала, где слушал Девятую симфонию Бетховена. Переполненный впечатлениями он решил закурить, а поскольку сигарета была последней, пустую пачку человек бросил тут же, на тротуар. Ну и кто он после этого – культурный человек? Да, если иметь в виду, что слушал он всё-таки Бетховена, а не какую-нибудь Катю Лель. Нет, если иметь в виду хамское пренебрежение к чистоте городских улиц. Выходит, что в голове этого человека Бетховен отдельно, а культура бытового поведения тоже отдельно.

Я продолжу более страшным вопросом. Что с того, что Гитлер в молодости занимался живописью, а в зрелые годы обожал Вагнера? Он от этого перестал быть людоедом? Тот же Бетховен у Ленина, к примеру, вызывал, мягко говоря, специфическую реакцию: эта музыка, говорил он после «Аппассионаты», настраивает на то, чтобы гладить людей по головкам, а момент сейчас такой, что по этим головкам надо бить. Вот и говори после этого, что искусство «смягчает нравы»…

Вообразим невероятное: диск с Бетховеном звучит в «Тойоте», припаркованной в два часа ночи под вашим окном. «Ода к радости» из открытой машины на полном звуке врывается в ваше открытое окно на втором этаже. Можно ли в данном конкретном случае возненавидеть Бетховена? Отвечает ли Бетховен за вашу бессонницу? Более серьёзный пример: в Израиле запрещено играть Вагнера. Отвечает ли великий композитор за то, что его бесноватый поклонник приказал уничтожить шесть миллионов евреев? Даже в Израиле многие понимают, что запрет глупый, но понять его тоже можно…

Выходит, не так всё просто: еще в годы Второй мировой войны многие искренне удивлялись – как великая нация, давшая человечеству Шиллера, Гёте, Баха и Бетховена, могла додуматься до Освенцима и Бухенвальда. А чему тут удивляться, если иметь в виду, что в природе не существует «искусства прямого действия» (типа прочитал «Фауста» и тут же перестал подличать, доносить, сживать со свету тёщу и гадить в лифте). Слава богу, нам хватает книг, кинофильмов, симфоний и спектаклей, а если где-то (например, на селе) и не хватает – клуб закрылся, в библиотеке крыша протекает, — то совершенно понятно, что с этим делать. Менее понятно, как воспитывать в человеке культуру повседневности – чистоплотность, уважение к окружающим, понимание инакомыслящего. И главное: осознание того, что истинно культурный человек может быть, строго говоря, вовсе не образованным, ни разу в жизни не посетившим оперу, а заядлый меломан и книгочей, напротив, вполне может оказаться невыносимым хамом.

О том, как это происходит, мы поговорим в следующем номере.

Я И МОЙ АВТОМОБИЛЬ

Человеческое сообщество – саморегулирующася система, а культура есть неотъемлемый элемент этой саморегуляции. И одной целесообразностью тут объясняется далеко не все: мы не плюём себе под ноги не только потому, что на плевке можно поскользнуться, но и потому, что это некрасиво, противно…

Всякое новое техническое средство, появляющееся в нашей жизни, неизбежно проходит этап «культурной адаптации»

— от появления вилок и ножей до укоренения правил сервировки (вилка слева, нож справа) проходит время. Причем с каждым разом время «культурной адаптации» сокращается – мы всё быстрее усваиваем эстетические уроки повседневности.

Сейчас в это трудно поверить, но у нас был закон, запрещавший приобретение автомобилей в личное пользование: исключения делались лишь для граждан, «имеющих особые заслуги перед партией и государством – академиков, народных артистов, Героев соцтруда, маршалов, первых космонавтов». Исключительность автовладельцев, ездивших к тому же как правило с личным шофером, не давала возможности развиться культуре вождения автомобиля (считалось, что в Правилах дорожного движения всё сказано). Но вот в стране прошли две волны всеобщей автомобилизации (первая началась с «Копейки», вторую знаменовали собой подержанные иномарки), и машина стала частью быта миллионов. Тут же выяснилось, что к темпам этого перелома мы не готовы: пробки, аварии, автомобильное хамство (где намеренное, где вынужденное) стали, к сожалению, постоянными спутниками нашей жизни.

К этому придётся привыкать. И стараться хотя бы в личном поведении следовать некоему неписанному моральному кодексу. Если вы себя считаете культурным человеком, то будьте им и на дороге.

В моей семье автомобиль появился лет десять назад, но водителем я так и не стал. Не захотел. Захотела жена. И, увлекшись процессом, стала классным водителем. Поэтому моё знакомство с материалом почерпнуто на переднем пассажирском сидении, чисто созерцательно и потому непредвзято. Плюс к тому – наблюдения коллег-журналистов, побывавших в разных регионах страны.

Читать далее

Объявим мату мат?

На одном из занятий по журналистскому мастерству зашел разговор о так называемой ненормативной лексике, которая сегодня активно используется не только в быту, но и заполняет эфир, Интернет, встречается на страницах печатных изданий.

Короче говоря, становится де-факто признанной нормой. И потому многие из нас относятся к мату снисходительно. Мол, чего краснеть, если использование вульгарных выражений, сальностей, бранных слов и откровенного мата в телеюморинах, на киноэкране, даже в иных спектаклях (и это в театре – храме Мельпомены!) стало обыденностью.

Несмотря на то, что в Кодексе об административных правонарушениях РФ, за публичное употребление мата предусмотрен штраф или административный арест, как за мелкое хулиганство, мат каждодневно можно услышать на улицах и в автобусах. Забористо, без оглядки, матерятся мужчины, женщины, подростки, девушки, юноши и даже малыши. Не все конечно, но многие. Высказывая свое отношение к «русскому мату», студенты-журналисты, не стали лукавить, откровенно признавшись, что и они иногда используют ненормативную лексику в устной речи.

Почему многие убеждены, будто мат – это обычное явление и осуждать его не стоит? Откуда в людях, способных ценить прекрасное и возвышенное, такое пренебрежительное отношение к родному языку и такое неуважение друг к другу, к окружающим? Что же дает уму и сердцу использование матов? Разве это не болезнь, которая пожирает нравственное здоровье народа? Неужели маты нужно принимать как должное, как часть национальной культуры? Бред какой-то! Мне кажется, эта проблема стала настолько острой, что ее пора обсудить. Точнее говоря, давно пора. И так уже, наверное, начался необратимый процесс…

В переводе с персидского «шахматы» (шах мат) – властитель умер. Так, может быть, мату объявим всенародный мат, то есть вынесем ему смертный приговор? Для начала хотя бы в пределах своего собственного сознания…

 

Читать далее

Сибирский самородок

Фото Дмитрий Юрлагин

Судьба была жестока по отношению к этому талантливому поэту и серьезному ученому. Не поставили ему памятника ни в родном Ачинске, ни в Якутске, ни в Иркутске, ни в Тобольске – а ведь для каждого из этих городов он сделал немало. И даже те, кто регулярно распевают про славное море – священный Байкал, не догадываются, что «Думы беглеца на Байкале» не народная песня, а положенное на музыку стихотворение Дмитрия Павловича Давыдова.

Русский этнограф, поэт и учитель, племянник поэта Дениса Давыдова и декабриста Василия Давыдова родился в городе Ачинске Енисейской губернии в 1811 году. Пятнадцатилетним юношей он поступил на службу – писцом в окружной суд, а уже в 19 лет начал учительскую карьеру, сначала в Троицкосавском, а потом в Верхнеудинском уездных училищах, что в Бурятии В 1834 году мы встречаем его в Якутске, где десять лет он будет занимать должность директора якутских училищ. Но не педагогика влекла Дмитрия Павловича, а краеведение, – он самозабвенно изучал нравы, фольклор и быт якутов, бурят-монголов, эвенков, проводил раскопки на реках Селенга и Уда. В 1843 году увидел свет его «Якутско-русский словарь», в «Записках Сибирского отделения РГО» были напечатаны его заметки: «О древних памятниках и могильных остатках аборигенов Забайкальской области в Верхнеудинском округе» и «О начале развития хлебопашества в Якутской области». В 1844-1846 гг. Давыдов работал в Северо-Восточной Сибирской экспедиции, в 1851-м стал членом Сибирского Отделения РГО.

В 1846 году Давыдов вернулся в Верхнеудинск, – он был назначен директором Верхнеудинского уездного училища, в 1859 году вышел в отставку, переехал в Иркутск, где прожил около 20 лет, посвящая все свое время сочинительству. В те годы увидели свет его сатирическая поэма «Ширэ гуйлгуху или Волшебная скамеечка», в которой кусочки автобиографии поэта тесно переплелись с фантастическими образами бурятских поверий, ставшее культовым, произведение «Думы беглеца на Байкале» и десятки стихов и поэм, запечатлевших предания народов Сибири. Увы, из трудов Давыдова до нас почти ничего не дошло: В 1861 году часть архива сгорела при пожаре в Варшаве, а в 1870 году во время наводнения в Иркутске погибли рукописи научных изысканий и собранные во время экспедиций материалы, а также вся библиотека и инструменты. Все это не лучшим образом сказалось на здоровье Дмитрия Павловича – паралич, потеря зрения, бедность и забвение стали ему «наградой» за труды. Он скончался в Тобольске в 1888 году.

Стихотворения Д.П. Давыдова

 

Опубликовано в журнале «Наводка туристу» №49, 2012 г. 

 

Читать далее

Сын и отец хакасского народа

Хакасия

Хакасия

Колыбелью цивилизаций называют Хакасию – удивительную землю, через которую пролегла дорога сотен племен и народов с востока на запад. Для красноярцев она давно стала любимым местом отдыха: озера и грязи, петроглифы и курганы, уникальные памятники природы и интересные музеи – у каждого из нас есть свое хакасское открытие. Но далеко не все знают, кому мы обязаны этим певучим названием – Хакасия.

[quote type=»small» align=»left»] На въезде в Чарков в 2001 году была установлена стела в виде раскрытой книги – на ней рунами и по-русски выбит текст. Памятник этот посвящен 280-летию открытия Д.Г. Мессершмидтом древнехакасской рунической (енисейской) письменности.  [/quote]

Гора Хызыл-Хая, что в заповеднике «Казановка», привлекает не только любителей петроглифов эпохи бронзы. У ее подножия каждый год собираются люди, чтобы почтить память человека, давшего Хакасии ее современную письменность, имя и автономию. Здесь расположено родовое кладбище рода Майнагашевых.

Степан Дмитриевич МайнагашевСтепан Дмитриевич Майнагашев прожил короткую (1886-1920 гг.), но яркую жизнь. Рожденный в крохотном аале Иресов Аскизской степной думы, он получил самое лучшее образование, какое только мог иметь в начале прошлого века хакасский юноша, пусть и хорошего рода. Студент в Красноярской духовной семинарии, вольнослушатель в Томском университете, и, наконец, юрист, окончивший Московский городской народный университет имени А. Л. Шанявского. Добавим к этому увлеченность этнографией, лингвистикой и фольклором, и мы увидим, как бы сейчас сказали – социально активного, всесторонне развитого человека, который в возрасте 27 лет по заданию Русского Географического общества приезжает в родные степи, чтобы собрать этнографические материалы и начать масштабное исследование тюркских диалектов. Майнагашев сразу завоевал уважение старейшин хакасских родов, и, будучи совсем молодым, тем не менее, стал одним из национальных лидеров народов Минусинского округа Енисейской губернии (ныне Хакасия). В 1918 году, на II съезде инородцев в улусе Чарков он предложил для всех коренных жителей Хакасско-Минусинской котловины общее название «хакасы».

[quote type=»small» align=»left»] По транскрипции с китайского «хягас» означает «кыргыз». Такое самоназвание было принято еще в период Кыргызского каганата, который в IX-X в.в. раскинулся на огромной территории Южной Сибири, поэтому главы хакасских родов восприняли его как возвращение к историческому имени. [/quote]

В июле 1918 года VI Съезд хакасского народа избрал Степана Дмитриевича председателем восстановленной Степной думы и депутатом возродившейся Сибирской областной думы, которая к этому времени уже образовала Временное Сибирское правительство и приняла Декларацию о государственной независимости Сибири. Майнагашев не принял Советскую власть, установившуюся в уезде в 1919 году. Вместе с другими повстанцами 10 марта 1920 года он был захвачен в родном аале сводным отрядом милиции и 29 апреля расстрелян в Минусинске.

Опубликовано в журнале «Наводка туристу» №48, 2012 г.

[togglebox state=»open» head=»Красноярские перья — 2012″ ]Участник номинации «Лучший очеркист»[/togglebox] Читать далее

Люди и были Диксона

50 лет Диксону

50 лет Диксону

Говорят, что Север – не только «крайность» сам по себе, он еще и толкает на крайности других: люди либо заболевают им навсегда, либо никогда больше не возвращаются. Герард и Алла Лубнины из первой категории, – в начале 70-х они приехали на Диксон, который стал для них не только новым домом, но и отправной точкой серьезных исторических исследований.

На Большой земле о Лубниных узнали, благодаря фильму «Челюскин ехал по Таймыру», снятому красноярским режиссером Галиной Захаренко. Сотрудники заповедника Большого Арктического, в прошлом строители морских портов на Новой Земле, выйдя на пенсию, они полностью посвятили себя краеведению. Казалось бы, откуда здесь, на крайнем севере Азии, сохраниться обломкам истории? Помог суровый климат Арктики, прекрасно консервирующий те редкости, за которые отдали бы последнее многие ученые.

Лубнины вот уже более 20 лет погружены в историю Великой Северной экспедиции, посланной Петром I для обозначения самых северных границ Российского государства, размеры которых в то время никто не знал.

Девять ее самостоятельных отрядов в 1733-1743 гг. двигались к берегам Ледовых морей (так тогда называли моря будущего Северного Ледовитого океана), исследовали Северный морской путь, берега Камчатки и Курил, устья сибирских рек. На Таймыр продвигалось два отряда со стороны рек Лена и Обь – Обско-Енисейский и Ленско-Енисейский. Участники экспедиций составляли карту берега от устья Оби до Енисея, от Енисея до Хатанги, от Хатанги до Лены. Имена Овцына, Стерлегова, Минина, Харитона Лаптева, Челюскина, Василия и Татьяны Прончищевых остались в истории и названиях, а супруги Прончищевы нашли на Таймыре и последний приют. Сохранила Таймырская земля и следы экспедиций Толля и Норденшельда, Нансена и Амундсена, Вилькицкого и Бегичева, прошедших здесь в 19-20 в.в. Совсем немного не дошли до Диксона матросы с затертой льдами шхуны «Мод» – Тессем и Кнудсен, – гурий сегодня отмечает место их гибели, а в Диксоне стоит памятный камень над могилой норвежского моряка. Смотрит в Карское море с постамента и бронзовый Никифор Бегичев, – под ногами скульптуры покоятся останки знаменитого полярника, погибшего в 1926 году на пясинской зимовке. Что характерно, все захоронения на Таймыре расположены в цоколях одноименных памятников.

Для Лубниных, за всеми этими именами стоят не просто исторические персонажи, а реальные люди, благодаря отваге и упорству которым с карты мира исчезли огромные белые пятна. Спустя столетие после последних масштабных исследований Арктики, Алла и Герард составляют свои карты – погибших таймырских экспедиций. Помогают в их исследованиях энтузиасты – жители Диксона, которые, несмотря на чудовищную разруху, царящую в поселке, не собираются его покидать. Как и сами Лубнины, считающие тему первооткрывателей Севера делом всей своей жизни. Таким же делом исследование Арктики было и для тех самых первооткрывателей. История русского севера продолжается…

Опубликовано в журнале «Наводка туристу» №47, 2012 г.

[togglebox state=»open» head=»Красноярские перья — 2012″ ]Участник номинации «Лучший очеркист»[/togglebox] Читать далее

Человек и пароход

 

Он же «владелец заводов, газет, пароходов», или, как принято сейчас говорить – «социально ответственный предприниматель» Александр Михайлович Сибиряков – Иркутский купец 1 гильдии и почетный гражданин, навсегда вписал свое имя в историю исследования рек и арктических морей Сибири. А названный в его честь ледокольный пароход впервые преодолел Северный морской путь за одну навигацию, и погиб в неравном бою с немецким тяжелым крейсером «Адмирал Шеер» 25 августа 1942 года.

Пароходовладение и золотодобыча приносили Сибирякову неплохой доход, который он вкладывал в промышленное освоение великих российских рек. Енисей, Обь, Ангара, Печора, Амур, их устья, побережья Карского и Охотского морей, сухопутные маршруты между реками Западной и Восточной Сибири – во все эти отдаленные, богом забытые места в 1870-90-х гг. Сибиряков отправлял экспедиции, которые практически полностью финансировал лично. Мечтой его было связать каналами реки Сибири и Дальнего Востока, и, таким образом, удешевить перевозку грузов из портов Европы в Тихий океан, задействовав, заодно, и СевМорПуть. Создание торгово-промышленной инфраструктуры по берегам рек и морей, по мнению Сибирякова, стало бы залогом их развития – появились бы постоянные поселки, активизировалась жизнь на безлюдных просторах.

[quote type=»small» align=»left»] В честь исследователя был назван торговый путь «Сибиряковский тракт на север». Он вел с верховьев Печоры через Урал (на оленях), затем по Тоболу (водный либо санный) до Тобольска. В 1887–1888 гг. этим путем было перевезено 210 тыс. пудов различных грузов. [/quote]

«Сибирь богата своими водными путями…, стало быть, естественно предполагать, что наша задача состоит в том, чтобы ими воспользоваться как должно, – писал Сибиряков, – если это необходимо, создать систему сообщений, имеющую своим выходом море… Наступило время подумать об этом». Увы, как это бывает в России, власти не поддержали проекты иркутского купца. Зато его исследовательская деятельность получила признание общественности – Сибиряков имел знаки отличия французского и шведского правительств, серебряную медаль Русского Географического общества.

[quote type=»small» align=»left»] Сибиряков пожертвовал почти полмиллиона рублей: Восточно-Сибирскому отделу ИРГО – на экспедиции и книгоиздательство, Томскому университету – на библиотеку, Академии наук – на выплату премий за оригинальные исторические сочинения на русском языке о Сибири.  [/quote]

А своеобразный памятник делу всей жизни Сибирякова можно увидеть в самом центре Красноярска – это музей-пароход «Святитель Николай», построенный в 1886 году на средства знаменитого исследователя.

Опубликовано в журнале «Наводка туристу» № 46, 2012 г. 

[togglebox state=»open» head=»Красноярские перья — 2012″ ]Участник номинации «Лучший очеркист»[/togglebox] Читать далее

Тропа в Саяны

Черневая тайга попортила немало крови членам экспедиции Григория Федосеева, что в середине 30-х гг. прошлого века шли берегами Кизира. Бурелом и болота, завалы и гибник, подлесок, сквозь который приходилось прорубаться, как в джунглях – всем этим богат Кизир и поныне. Но больше полувека прошло после экспедиции, прежде чем нашелся человек, решивший пропилить в верхнем течении Кизира охотничью тропу – в помощь таежным ходокам. Звали его Андрей Хрущев.

[quote type=»small» align=»left»] Кизир (от хакасского «режущий»). Берет начало на хребте Крыжина, в районе озера Междуречного, протекает по территории Курагинского района Красноярского края. Является правым притоком реки Казыр. Популярное место спортивного сплава, благодаря многочисленным порогам (в большую воду 2 и 5-й кат. сложности). В низовьях есть населенные пункты: Усть-Каспа, Журавлево, Кордово, Имисское. Оттуда осуществляются заброски в верховья реки. [/quote]

Кизир – река знаменитая. Сюда едут сплавщики со всей России, рыбаки и охотники не переводятся на его берегах, а многочисленные туристы-пешники добираются по его ревущим волнам к началу троп, ведущих к Фигуристым белкам, леднику Стальнова, Кинзелюкскому водопаду и пику Грандиозному. И нет, наверное, путешественника, побывавшего здесь, и не оставившего слов благодарности охотнику Андрею Хрущеву.

Почти 50 км вдоль русла Кизира бежит тропа, а вдоль нее стоят несколько избушек-зимовий. Хрущев обустраивал свои охотничьи угодья, на совесть, почти 15 лет – начиная с 1990 года, – благодаря ему, у туристов появился достаточно простой путь от Четвертого порога до истока реки. Приют, построенный Хрущевым на Пихтовом ручье, до сих пор служит перевалочной базой для путешественников, направляющихся вглубь Восточного Саяна. А самого Андрея уже нет, в декабре 2004 года он погиб, провалившись в полынью на Кизире. Ему было 36 лет.

Хрущев скрупулезно вел дневники, по которым сегодня можно восстановить и картину его простой и, одновременно, сложной жизни в глухой тайге, и историю туристического освоения Кизира. Укрываясь в приютах, туристы добавляли к записям Андрея свои заметки, оставляли теплые пожелания и добрые слова в его адрес. Так родилась своеобразная летопись, сохранившая как частичку души и переживаний охотника, так и кусочки биографий его гостей. Таежный дневник Андрея Хрущева и сейчас лежит там, где оставил его хозяин, прежде чем в последний раз закрыть за собой дверь избушки…

Опубликовано в журнале «Наводка туристу» №45, 2012 г.

[togglebox state=»open» head=»Красноярские перья — 2012″ ]Участник номинации «Лучший очеркист» [/togglebox] Читать далее

Человек с «железным оленем»

Исследованию самого северного полуострова Азии – Таймыра – посвятили свои жизни и судьбы многие путешественники. Но, пожалуй никому, кроме Глеба Травина, не удалось проехать по его земле на столь неприспособленном для этого виде транспорта – на велосипеде. Именно Травин доказал, что «белый человек» может выжить даже в арктической пустыне. «Дьявол пошлет мор на оленя и промысел будет плохой, если человек на железном олене погибнет в тундре!» – так говорили о Травине шаманы Большеземельской тундры. Но олени до сих пор пасутся на просторах Севера, а Травин навсегда вошел, а точнее, въехал в историю нашего края.

[quote type=»small» align=»left»] Глеб Леонтьевич Травин (1902–1979) – советский путешественник, совершивший велопоход вдоль границ СССР, включая арктическое побережье (общей протяженностью 85 тыс. км). В путешествие он отправился 10 октября 1928 года из Петропавловска-Камчатского, там же в 1931 году он его и завершил. На родине Травина в Псковском художественно-историческом музее и сегодня можно увидеть велосипед и снаряжение, которое он взял с собой в дорогу: компас, нож, ружье, багажник с запчастями и инструментами, а также винчестер, документы и фотографии. [/quote]

На велосипеде, охотничьих лыжах и собачьих упряжках Травин преодолел всю арктическую часть границы вдоль Северного Ледовитого океана, от Кольского полуострова до мыса Дежнева на Чукотке. В его паспорте-регистраторе стоят печати Мурманска и Архангельска, Хатанги, Русского Устья, Уэлена и других городов и поселков – общим числом 270. Известный полярный летчик, Герой Советского Союза Б.Г. Чухновский видел Травина на байке у Новой Земли и на острове Диксон, а его коллега М.И. Шевелев – в устье Енисея. Моряки ледокола «Ленин», затертого льдами в Карском море, принимали в гостях отважного велопутешественника. Осенью 1930 года Травин добрался до Диксона на борту парохода «Володарский» – туда он приехал из фактории на о. Вайгач.

«Дальше мой путь лежал на Таймыр, – писал Травин в своих дневниках. – В конце октября 1930 года я переезжал Пясину, самую большую реку на Таймыре… Река недавно замерзла, лед был тонкий и скользкий. Уже ближе к противоположному берегу я упал с велосипеда и проломил лед. Выбраться из полыньи было очень трудно. Лед крошился под руками, ломался под тяжестью тела… Промокшая одежда тут же смерзлась и заледенела на морозе. Усилием воли я заставил себя шевелиться. Осторожно, отталкиваясь руками, как тюлень ластами, подполз по льду к велосипеду, оттащил его от опасного места». Травин не раз был на волосок от гибели, но его всегда спасали сила воли, желание жить. Помогали и кочевники полярной тундры. Одному из них, чукотскому косторезу, он подарил бивень мамонта, подобранный на Таймыре. Сегодня кусок этого бивня с изображениями кита, моржа, тюленя и надписью «Путешественник на велосипеде Глеб Травин» хранится в Псковском художественно-историческом музее.

Опубликовано в журнале «Наводка туристу» №44, 2011 г.

[togglebox state=»open» head=»Красноярские перья — 2012″ ]Участник номинации «Лучший очеркист»[/togglebox] Читать далее

Положение о конкурсе журналистских работ 2012 года

ПОЛОЖЕНИЕ
о ежегодном творческом конкурсе журналистских работ на 2012 год

I. Общие положения и статус конкурса

Конкурс является краевым. Организатором выступает Союз журналистов Красноярского края. Проводится конкурс в целях совершенствования профессионального мастерства журналистов Красноярского края.

II. Условия конкурса

1. На конкурс принимаются журналистские материалы, опубликованные в СМИ с 1 декабря 2011 года по 20 ноября 2012 года.

2. Журналистов для участия в конкурсе выдвигают первичные организации Союза журналистов Красноярского края, редакции СМИ, допускается самовыдвижение.

3. Претенденты в индивидуальных номинациях должны представить от одной до пяти работ.

4.Работы каждого из участников рассматриваются только в одной номинации. Не допускается участие одного материала в нескольких номинациях.

5. Принимаются к рассмотрению только оригиналы публикаций с обязательным указанием на странице даты выхода материала. Для электронных СМИ – запись программ, сюжетов на носителях CD/DVD. К заявке необходимо приложить эфирную справку о дате выхода произведения, заверенную печатью и подписью руководителя СМИ.

6. Особое условие: публикации, телепрограммы, сюжеты, радиопередачи не должны носить рекламный характер.

7. К участию в номинации «Дебют года» приглашаются молодые журналисты, проработавшие в СМИ не более трех лет. К участию в номинациях «Лучшая районная газета», «Лучшая корпоративная газета» принимается для рассмотрения жюри комплект газет (10 номеров подряд за любой период).

8. В номинацию «Журналист года» претендента может выдвигать журналистское сообщество — члены Союза журналистов из разных СМИ. Победитель определяется тайным рейтинговым голосованием членов жюри конкурса.

9. Номинация снимается с конкурса, если в ней участвуют менее трех участников.

10. Жюри оставляет за собой право особо отметить работу любого из конкурсантов.

11. Жюри оглашает имена победителей конкурса в День Российской печати 13 января 2013 года.

12. Организаторы конкурса гарантируют, что предоставленные на конкурс материалы не будут использованы для иных целей, либо переданы третьим лицам.

13. Конкурсные материалы принимаются до 10 декабря 2012 года.

III. Номинации конкурса

I Общие номинации для всех СМИ

1. «Дебют года»

2. «Акция года» (социально значимый проект)

3. «За творческое долголетие»

4. «Журналистское расследование»

5. «Журналист года»

II Для печатных СМИ

6. «Лучшая районная газета»

7. «Лучшая корпоративная газета»

8. «Лучший очеркист»

9. «Лучший обозреватель»

10. «Лучший фотокорреспондент»

11. «Лучший репортер»

III Для телевидения

12. «Лучшие телевизионные новости»

13. «Лучший телерепортер»

14. «Лучшая авторская телепрограмма»

15. «Лучший документальный телевизионный фильм»

IV Для радио

16. «Лучшая авторская радиопрограмма»

17. «Лучший радиорепортер»

18. «Лучший информационный выпуск»

V Для Интернет — СМИ

19. «Лучший информационный сайт»

 

Автор (или творческий коллектив), который уже побеждал в конкурсе, может предоставлять свою работу в той же номинации не ранее, чем через два года после получения им диплома или звания лауреата конкурса Союза журналистов Красноярского края.

Если победившей признается творческая работа, авторами которой выступают несколько журналистов, то дубликаты диплома выдаются каждому из них.

IV. Жюри

Состав жюри утверждает президиум правления Союза журналистов Красноярского края в срок не позднее одного месяца с момента объявления конкурса.

Решение жюри утверждается на заседании президиума Союза журналистов Красноярского края. В случае возникновения разногласий, вопрос решается путем голосования на совместном заседании президиума и жюри.

Обязательные требования:

В заявке разборчиво заполнить — полное название СМИ с обязательной расшифровкой формы собственности (государственный орган, ООО, ОАО, ИП, др), название номинации, фамилию, имя, отчество, подробный адрес редакции с индексом, телефоны редакции, домашний (для иногородних – код города), сотовые (личный, руководителя СМИ), электронные адреса (редакции, личный).

Для телевидения и радио: диски должны быть подписаны: название СМИ, название произведения, фамилии автора, оператора, хронометраж, дата выхода в эфир. Заявка должна быть упакована в отдельный файл или папку по каждой номинации отдельно.

Все заявки должны быть заверены подписью руководителя СМИ и печатью организации.

Заявки оформленные небрежно, приниматься к рассмотрению не будут.

Образец правильного заполнения заявки прилагается.

V. Конкурсные работы принимаются по адресу:

660049, Красноярск, пр. Мира 3, Союз журналистов Красноярского края.
Контакты (391)212-47-39,(391), 212 43 56, 8 905 973 0484 kraszhur@mail.ru

Секретарь Союза журналистов Красноярского края
Захаренко Галина Андреевна

 

Читать далее

Хакасы: пока существует мир

В пресс-тур по Хакасии я уезжала с наказами. Знакомые просили для родных — здешних уроженцев побольше нафотографировать, «подсмотреть», чтобы передать рассказы и снимки в подарок. «Заказывали» Таштыпский, Аскизский район, озеро Иткуль, Шира…

Да не рассердятся на меня фотографы, старательно и воодушевлённо запечатлевшие хакасские пейзажи. Тщетны их старания! Красота Хакасии неописуема, неуловима самой совершенной фотокамерой. Её не понять, не оказавшись в степи, не вдохнув чабрецового настоя, не прикоснувшись к прогретым вечностью камням. Всё будет не то без пережитой слитности с невероятным простором и потрясения какой-то затаённой грустью курганов, бережливо прикрытых небесами.

Хакасию не понять без… хакасов, сынов Великой Степи, будто скрывающих в уголках раскосых глаз всепрощение суетливому миру.

Спасибо, солнце!

Солнце в Хакасии какое-то особо упрямое, настойчивое и скоропалительное. Поутру вроде ничего не предвещает его появления, и небо весь день в тучах, но обязательно в любую погоду хоть одним лучиком, да прорвётся из-за облачного занавеса и коснётся земли. Хватит нескольких минут, чтобы озарить ласковым светом смурное пространство, словно давая надежду на тепло, подкрепляя уверенность в солнечности жизни. Или так благодарит людей за почитание, признание своей силы?

Хакасы как народ и начинались с единения разных племён Минусинской котловины в солнцепоклонничестве. Культ солнца они пронесли доныне, вознося хвалу и благодарность во всех обрядах за его животворящую силу. До наших дней дошёл обряд повязывания чалама, в котором первой к ритуальному столбу (сорчин) обязательно привязывается красная ленточка, символизирующая жаркий солнечный цвет, с присказкой: «Спасибо, солнце!» С небом и солнцем, их «сёстрами» — луной и звёздам, у хакасов особые, поистине высокие отношения.

Солнце для древних хакасов было больше, чем светило. Это была жизнь Степи, неразрывно связанная с магией Неба и Солнца. Тысячи лет назад своим разумом степняки поднялись до постижения солнечных законов, смены тьмы и света, создания своего солнечно-лунного календаря. И сегодня среди памятников древности, раскиданных по хакасской земле, множество признаков календарно-астрономических знаний, свидетельств астрального жречества.

Пожалуй, главное из них — Сундуки, гряда из пяти отдельно стоящих гор-останцев в долине реки Белый Июс. В новом свете Сундуки и хакасов, как потомков великих звездочётов, открыли новосибирские учёные — археологи из Сибирского отделения Российской академии наук, с 70-х годов прошлого столетия изучающие археологическое достояние Хакасии. Здесь, на 1-м и 2-м Сундуке не просто культовое место, а древняя настоящая обсерватория, заявил Виталий Ларичев, один из ведущих сибирских археологов-востоковедов.

30 лет своей научной деятельности профессор Ларичев посвятил Хакасии, открыв новое научное направление — палеоастрономию. На долю первооткрывателя хакасского Стоунхенджа (по утверждениям учёных, более древнего, чем английская обсерватория каменного века) пришлось немало скепсиса и критики в научном мире. Но он твёрдо отстаивает свою гипотезу, с каждой экспедицией предоставляя всё новые факты, что Сундуки — уникальный астрономический комплекс, который выстроили (наверное, точнее сказать, приспособили) на горном отрезке древние для наблюдения за звёздами, солнцем и луной. Интересно, что по-хакасски это место называется Онло, что значит «видеть», «наблюдать».

В экспедиции 2009 года Виталий Ларичев, как утверждает, открыл Храм Времени времён тагарской эпохи. Убедили его в этом зарубки на восточной стороне скал 1-го Сундука. С виду простые насечки, но… «непростого» количества — 99. Это символически значимое число во многих восточных цивилизациях. В древней культуре Ирана, Ирака, Египта 99 — цифра, означавшая количество годовых оборотов Солнца, Луны и Венеры. По мнению Ларичева, дикие степняки владели совершенной счётной системой времени наравне с иранскими владыками, и эти зарубки — не что иное, как солнечно-лунный календарь.

Наблюдения местных энтузиастов краеведения, археологии и уфологии подтверждают догадки учёного. Заведующий филиалом музея-заповедника «Сундуки» Андрей Вайгандт с фотоальбомом в руках подтверждает, что каждый день, начиная с осеннего равноденствия, солнце освещает определённые насечки, а 22 декабря — в день зимнего солнцестояния — лучи проникают в нишу. Затем свет идёт в обратном направлении, а солнце движется к летнему солнцестоянию. 22 марта лучи вновь попадают внутрь храма, словно сигнализируя о приходе весны. Третий раз в году солнце попадает в храм 22 сентября, в день осеннего равноденствия.

 — В 2011 году мы зафиксировали явление, которое доказывает неслучайность построения здесь обсерватории,- рассказывает Андрей Вайгандт.- Именно на восточной гряде 1-го Сундука солнце всходит в проёме (судя по всему, специально устроенном) и опускается в проёме 2-го Сундука, расположенного напротив. На Сундуках много подобных совпадений и пока необъяснимых явлений. Например, Серафимов камень, напоминающий голову орла. Всегда солнце садится точно в его «клюв» — выступающий камень. А вот на плиту из белого песчаника, выложенную на вершине горы (сами Сундуки природно сложены из красного песчаника), садится полная луна. 

 

В долине хоронили шаманов. Судя по всему, не всех, а тех, кто был причастен к звёздным таинствам. Как-то в советское время при распашке поля в долине была случайно вскрыта могила шамана. Тогда же был выкопан камень, на котором явно были изображены созвездия другого полушария и некоторые звёзды. Как будто смотрели в телескоп. И это шестнадцать тысяч лет назад!

Таинственный объект — озеро в долине за 2-м Сундуком. Оно рукотворное. Видимо, его сделали жрецы как символ сотворения мира. При заходе солнца образуется косой крест из света и тени. А когда солнце переваливает за полдень, озеро освещается ровно наполовину. Получается тёмная и светлая части. Как инь и ян. Это озеро вообще во многом загадочное, неясное. То плавуны в безветренную погоду начнут двигаться хаотично, то сбиваются в кучу, а при сильном ветре и не шелохнутся.

 — Как можно понять,- продолжает Андрей Вайгандт увлекательный рассказ буквально по ходу действия,- главное назначение этой обсерватории было в наблюдении за солнцем, чтобы точно знать наступление равноденствия. Четыре дня на подходе равноденствия — осеннего и весеннего — для древних людей были сакральными. В эти дни шаманы проводили обряды, ублажали духов перед началом каждого природного цикла. Сюда, на 1-й Сундук, могли заходить только жрецы (шаманы высшей категории) и высшие на социальной лестнице. Причём только после специального обряда очищения и поклонения духам. Иначе горы не подпускали к себе. 

Читать далее

Фотограф защитил свои права

Известный красноярский фотограф Виталий Иванов смог защитить авторские права на публикацию своих работ в Интернете. Чего это ему стоило – читайте в материале самого В. Иванова.

Авторские права в фотографии. Об этом в последнее время говорят и пишут достаточно много. Но чаще, к сожалению, делают это коллеги из столичных городов. А какова ситуация в провинции? Есть ли возможность у фотографов живущих за пределами МКАД, защитить свои авторские права в судах? И если можно, то насколько суды готовы к вынесению подобных решений?

Фотографией я занимаюсь более тридцати лет, и много раз за эти годы у меня «чесались руки» от желания защитить свои авторские права. Снимки воруют постоянно. Было это и в советское время, и в постсоветское. А с появлением Интернета подобные факты стали вообще массовыми. Стоит выпустить снимок в самостоятельную жизнь, как, смотришь, он появляется то на одном сайте, то на другом. Причем делается это без каких-либо ссылок и разрешений.

Искать подобные факты несложно. Тот же Интернет позволяет делать это достаточно легко. Пусть длительно, но не сложно.

Вот я и решил провести эксперимент, чтобы узнать, можно ли в нашей стране достойно защитить свои авторские права и насколько суды общей юрисдикции сегодня готовы проводить подобные процессы.

На этом пути я столкнулся с двумя главными препятствиями. Первое – большую сложность в деле подачи исков вызывает то обстоятельство, что делать это надо по месту нахождения ответчика. С точки зрения юристов и закона, все верно. С точки зрения меня как истца — абсурд.

К примеру, на сайте компании, которая находится, скажем, в Архангельске, я обнаружил свой кадр. Дальше я должен нотариально закрепить этот факт, составить исковое заявление, оплатить судебную пошлину и отправить все это заказным письмом в суд Архангельска. Потом, когда мне сообщат о дате судебного заседания, я должен купить билет себе и адвокату и полететь на берега Белого моря. Прямого рейса Красноярск – Архангельск нет, значит надо ехать через Москву или Санкт-Петербург.

Но в зале судебного заседания может выясниться, что ответчик не явился. В этом случае судья перенесет заседание на другой день, и мы с адвокатом полетим домой.

Как мне пояснили в суде, так может продолжаться до трех раз. А потом еще наверняка будет апелляционная инстанция. А потом заседание по возврату судебных издержек. Таким образом, из Красноярска в Архангельск мне придется летать семь раз.

Странно все это. Меня обокрали, и я же продолжаю нести расходы по защите своих авторских прав. Деньги потом, скорее всего, вернутся, правда, высока вероятность того, что не в полном объеме. Особенно, если основной иск удовлетворят частично… Но в период судебных заседаний их надо элементарно найти, и речь идет о достаточно больших суммах.

Недавно в Абаканском городском суде (Абакан — столица Республики Хакасия), где я как раз и занимался возвратом судебных расходов, судья сказала мне, что для уменьшения затрат надо нанимать адвоката на месте. Вполне возможно, что в процессах, не связанных с авторским правом, так и происходит. Но в моем случае я достаточно долго не мог найти адвоката, специализирующегося на авторском праве. Дело в том, что защита авторских прав в судах в том же Красноярском крае практикуется крайне редко.

 icon-check  Вопрос: почему в делах по защите авторских прав истец не может подавать исковое заявление по месту своего жительства, что многократно сократит транспортные расходы и расходы на услуги адвоката?

Второе: как я понял, судьи не понимают, почему надо присуждать выплату крупных (по их мнению) сумм за простое нажатие пальцем на спусковую кнопку фотоаппарата. Чаще всего они рассуждают примерно так: музыку композитор пишет достаточно долго, писатель создает свое произведение тоже… Равно как и художник. А тут «щелк», и все. За что платить?

Все попытки убедить судей в том, что это тоже труд, умственные и финансовые затраты, в моем случае результата не приносили. Решение судей находилось у самой минимальной финансовой черты – в IV части Гражданского кодекса Российской Федерации сказано, что нарушитель авторских прав может выплатить автору от 10 000 рублей до 5 000 000 рублей. Все находится в рамках требований закона и претензий, по большому счету, у меня к судьям нет. Другое дело, каков воспитательный эффект от минимально взыскиваемых сумм?

  icon-check  Вопрос: суд рассматривает факт нарушения авторских прав или «простоту/ сложность» создания произведения?

Знаю, что суды зарубежных государств наказывают нарушителей авторских прав более высокими выплатами. Настолько крупными, что там мало кому приходит в голову мысль украсть у автора произведение. Да еще возможен подрыв деловой репутации. У нас все совершенно не так. До провинциальной России все эти зарубежные «штучки» пока не дошли. Могу так утверждать на собственном опыте.

Итак, для проведения судебного эксперимента я выбрал три факта:

  • новосибирская туристическая компания «Акрис» (ЗАО «Акрис трэвел») разместила мой кадр («Тувинский шаман») в своем буклете,
  • красноярская туристическая компания «Саянское кольцо» (ООО «Саянское кольцо») разместила этот же кадр, но уже на своем сайте,
  • абаканская туристическая компания «Дискавери» (ООО «Туристско-экскурсионная компания «Дискавери») использовала на своем сайте уже три моих кадра (Тувинский шаман, староверы и хакаска на празднике Тун-Пайрам).

 

Обнаружив факты нарушения моих авторских прав, я отправил в компании Новосибирска и Красноярска письма, в которых высказал удивление данными фактами. Однако, по большому счету, разговаривать со мной на эту тему представители фирм не стали.

Читать далее