Тег: Город и горожане

Акция «Забытый полк»

  • Конкурс Красноярские перья 2014
  • Номинация «Акция года»

С февраля по май 2014 года в Железногорске проходила акция памяти «Забытый полк», организованная газетой «Город и горожане».

Еженедельно в каждом номере газеты (тираж 6 000), бесплатной «худышке» (тираж 32 400) и на сайте «ГиГ» публиковались истории простых людей из «Забытого полка», родных и близких железногорцев. Кто-то погиб на войне, кому-то повезло вернуться домой, а кто-то пропал без вести. В честь последних акция и получила название «Забытый полк».
В течение трех месяцев журналисты «ГиГ» принимали горожан, слушали истории о погибших или пропавших родственниках-участниках войны, помогали составить биографическую справку, сканировали и обрабатывали старые фотографии. За время акции в редакцию даже присылали письма из-за рубежа бывшие Железногорцы, узнавшие об акции благодаря Интернету (транспаранты за них в колонне несли волонтеры). Также активное участие в акции приняли школьники города, они писали на уроках сочинения о своих прадедах. За время акции горожане рассказали о 85 своих родственниках, прошедших через горнило войны.
В майские праздники сотрудники редакции клеили увеличенные до портретов фотографии всех участников «Полка» на транспаранты. Снимки были напечатаны при поддержке ФГУП «ГУССТ №9 при Спецстрое России», транспаранты изготовило МП «ГЖКУ». Все партнеры участвовали в подготовке акции на безвозмездной основе.
9 мая колонна «Забытого полка» впервые участвовала в параде Железногорска и стала самой многочисленной. По самым скромным подсчетам в колонну спецпроекта муниципальной газеты встали больше трех сотен человек. Люди пришли с детьми, внуками и даже правнуками. Акцию планируется продолжить и в следующем году.
Уже в июле глава Железногорска Вадим Медведев вручил благодарственное письмо газете «Город и горожане» за проведенную акцию памяти «Забытый полк».
— Хочу отметить активную гражданскую позицию редакции муниципальной газеты, — сказал Вадим Медведев. — И поблагодарить за подготовку и проведение патриотической акции в рамках празднования 69 годовщины Победы в Великой Отечественной войне.

Материалы на полосах:

 

Смотрите также:

Фоторепортаж с площади Победы на сайте газеты «Город и горожане»

Фотоотчет о ходе реализации проекта «Забытый полк»

Награждение редакции за «Забытый полк»

 

Дайте оценку материалу:

Акция Забытый полк
5.0 Шкала баллов
раскрытие темы 5
язык, подача 5
оригинальность 5
Читать далее

Чужих детей не бывает

  • Конкурс Красноярские перья 2014
  • Номинация «Очеркист»

Икшурма Пировского района не производит такого удручающего впечатления, как те села, что мы проезжали во время тура по Красноярскому краю.

Живут здесь преимущественно татары. И живут, как считается, зажиточно: опрятные домики, никакой разрухи, дети хорошо одеты, а улыбчивые хозяева всегда рады накормить добрых гостей до отвала. Хотя приличной работы давно не осталось, дух зажиточности сохранился со времен, когда тут процветал один из самых богатых совхозов Сибири. Как мы узнали, сейчас село славится тем, что большая часть детей здесь — приемные или опекаемые, и практически все семьи — многодетные. Мы посетили несколько из них, но самое сильное впечатление на нас произвели Галлямовы.—
В семье Альфинур и Минзаки сейчас четверо приемных: Галя, Аня, Саша и Никита. Еще трое – Вова, Катя и Оля — уже выросли и разъехались по разным городам, но связь с семьей поддерживают до сих пор. Оля учится на страхового агента в аграрном техникуме в Красноярске, Катя вышла замуж и живет под Казанью, Вова окончил енисейский худграф и со дня на день должен приехать в гости вместе с невестой. Приемные дети постоянно навещают родных – сын и дочь Галлямовых выросли и живут своими семьями, но всегда рады названым братьям и сестрам.
— Меня забрали из интерната в Лесосибирске, — рассказывает 17-летняя Аня, самая бойкая. – Сначала на лето приехала, а потом осталась в семье. Девять лет уже живу здесь! Когда Вова с Катей уехали, я осталась у мамы одна и сказала ей, что хочу себе подружку. Тогда мы взяли еще сестер Галю и Олю.
— Когда я привезла Анюту, ей было 8 лет, всего 17 кг она весила, – вспоминает Альфинур. — Мне сестра моя тогда сказала — ты не вздумай девочку не покормив выпустить гулять! И я сижу, жду, пока Аня не доест. А она все: не хочу, не буду! Пошла гулять, а я все думаю – не ушла бы далеко, а то не дойдет обратно. Такая худенькая была…
Новенькие здесь – Никита и Саша Мироновы, брат с сестрой живут у Галлямовых только первый год и еще только привыкают к большой и дружной семье. Сидят скромно, глазки в пол, но время от времени забываются и начинают улыбаться вместе со всеми. И как не улыбаться, если в этом доме постоянно звучит детский смех – такую искреннюю радость невозможно подделать ради визита журналистов. И эти малыши скоро освоятся, привыкнут к родительской любви и заботе, которых были лишены первые годы своей жизни. Им повезло попасть в семью Галлямовых, в отличие от многих других детей. А все упирается в квадратные метры: хочешь приютить ребенка — будь добр обеспечить каждому в семье 15 квадратов. Тем обиднее это правило, если в доме все еще прописаны уехавшие повзрослевшие дети.
— Летом на каникулах у нас жил один мальчишка, — говорит Аня. – Так он до сих пор звонит, все спрашивает, когда мы его насовсем заберем. Но мама же не может ему объяснить, что его нельзя взять только потому, что у нас площади по норме не хватает. А могли бы прекрасно жить и так, места-то достаточно.
Дети, приезжающие в икшурминские семьи на каникулы, – отдельная история. Село в шутку уже называют пастбищем для лесосибирских сирот – за лето здесь бывает до 150 детей. Однажды у Галлямовых гостил 12-летний мальчишка, сам родом из Красноярска. Увидел огород, показал пальцем на пышную ботву и спросил: «А что это такое?» — «Это картошка». Он сильно удивился: «Я думал, картошка только в магазине бывает!» Практически все, кто хоть немного пожил в этой семье, даже те, кого давно приютили другие люди, звонят Альфинур и рассказывают о своем житье-бытье. И, конечно, благодарят.
— Приезжала одно лето девочка, я ей тогда говорила: не пей, не кури, с мальчишками туда-сюда не гуляй, — улыбается Галлямова. — И вот она мне звонит и говорит: «Спасибо вам, что в свое время научили вести себя хорошо, мой муж очень доволен!» Хочет теперь со своей семьей приехать навестить нас…
Впервые Альфинур поехала в лесосибирский интернат в 2000 году. Ничего тогда еще не планировала, просто решила проведать давнюю подругу и заодно посмотреть на деток. Сразу же, стоило женщине зайти в детский дом, к ней подбежал мальчишка, крепко обнял и попросил: «Заберите меня домой!» Это был Вова, впоследствии старший из ее приемных детей.
— Смотрю, а мальчик этот — буквально копия моего родного сына Амира, — вспоминает Галлямова. – У меня слезы на глаза и навернулись, спрашиваю, что это за ребенок. Оказалось, он в интернате пару месяцев всего, а еще у него сестренка есть Катя.
Взять в свою семью приемыша в первый раз было страшно, тогда это в селе еще не практиковалось. К тому же собственные дети еще не выросли. Когда Альфинур вернулась домой, то долго разговаривала со всей семьей, советовалась, можно ли привезти в Икшурму ребятишек. Решили пригласить брата с сестрой пожить в доме на каникулах, а если им понравится – оставить насовсем.
— Помню, как объясняла тогда своим детям, что приемных должна буду так же любить, что не смогу различать, кто свой, а кто чужой, — говорит Альфинур.
Как раз с детьми никаких проблем не возникло. Сын Амир лет с пяти просил себе братика, причем не младшего, а обязательно ровесника. Он тогда часто дрался с соседскими близнецами. Как поколотят его очередной раз, приходил домой и говорил: «Мама, ты не могла мне второго брата родить? Вон Дамира с Денисом двое, а я один!» А тут как раз совпало – Вове тоже 10 лет было, да и похожи они с Амиром, как родные. Дети приехали из интерната на осенние каникулы. Неделя пролетела незаметно, ребята и девчонки подружились, и Галлямовы решили: «Будем брать!» Альфинур собрала все нужные документы, поехала в районный центр… но ей отказали. Детей пришлось везти обратно в интернат.
— Вова с Катей плачут, не хотят от нас уезжать, мы все тут тоже плачем, что делать — не знаем, — рассказывает Галлямова. — Я приехала в Пировское, зашла в администрацию и говорю: «Знаете что? Напишите мне официальный отказ, я тогда позвоню в край, буду обращаться к такому-то человеку». А сама стою и нагло вру! Я тогда на почте работала, фамилию этого важного человека прочитала в «Красноярском рабочем», да и то как-то неправильно ее назвала. Но, видимо, мой решительный вид подействовал на наших чиновников. На следующий день мне звонят, говорят елейным голосом: «Приезжайте, берите детей». Вот так Вова с Катей и остались у нас жить.
Первые два года Галлямовы даже не знали, что за опеку над детьми полагаются какие-то выплаты от государства, и не получали ни копейки. Многие считают — сельские семьи берут детей только ради денег и дополнительной рабочей силы. Когда такое говорят Галлямовым, они всерьез обижаются. Альфинур уверяет, что никогда не думала о расчете, дети у нее всегда были и одеты красиво, и накормлены вкусно, а трудились наравне с остальными. Так и не может быть в селе, что мама, папа и родные дети весь день работают, а приемные сидят без дела. Здесь все делают вместе: готовят, убирают, стирают. Смотрим на девчонок и Никиту – замученными непосильным трудом они уж точно не выглядят. Наоборот, цветущими и довольными. Кстати, кто-то из ребят находится под опекой, а некоторых семья и вовсе усыновила – все, лишь бы детей отдали в любящую семью. За последних, как известно, никаких выплат не полагается.
— Мне всегда было все равно, платят нам какие-то деньги или нет, — уверяет Альфинур. — Я постоянно говорю ребятишкам – если вам что-то не нравится, не надо никуда жаловаться, просто скажите мне. Если что-то болит, если грустно, я всегда помогу. Мы часами разговариваем, у нас нет секретов, мне даже муж говорит, что ему не так много уделяю внимания, как детям.
За разговором с жизнерадостной Альфинур мы не замечаем, как проходит час. К тому времени нас уже накормили татарскими вкусностями – Галлямова вместе с дочерьми наготовила. Девочки шепчутся в сторонке, обсуждают предстоящий сабантуй — как им принарядиться и приедут ли в село на праздник новые парни. Никита играет с дворовым псом, Саша заглядывает на летнюю кухню – что же так бурно обсуждают гости за чашкой татарского чая с молоком? Радость и счастье удивительно заразительны, и вот мы сами, отдохнувшие и словно помолодевшие, выдвигаемся в путь – впереди ждет двухчасовая тряска по ухабам в сторону Енисейска, но нам уже все равно.
— А как вы думаете, почему я все беру и беру новых детей? – улыбается на прощание Альфинур. – Да чтоб не состариться! Пока я забочусь о них, могу оставаться шустрой и активной, постоянно бегать, что-то стряпать, убирать, помогать с уроками, устраивать праздники. Мне некогда быть просто бабушкой — я все еще мать.

Опубликовано в газете «Город и горожане 19.06.2014 г.

Материал на полосе:

 

Дайте оценку материалу:

Чужих детей не бывает
5.0 Шкала баллов
раскрытие темы 5
язык, подача 5
оригинальность 5
Читать далее

Имя Розы

  • Конкурс Красноярские перья 2014
  • Номинация «Дебют года»

Роза Яруллина, создатель и директор икшурминского центра ремесел «Домострой» – человек, о котором хочется говорить громко, с пафосом, пусть даже и цитатами из бессмертного романа Эко.

Эта замечательная женщина живет в маленьком татарском селе Икшурма на севере края, но имя Розы знают не только в Пировском районе. Она из тех, кто продолжают делать этот мир лучше, несмотря на бюрократические препоны, непонимание и откровенное злорадство окружающих и бесконечные финансовые трудности.

А песен не будет?

В Икшурму группа северного пула, в рядах которой находились и мы, журналисты «ГиГ», отправилась без особого рвения. Шел второй день пресс-тура по Красноярскому краю «Енисей.РФ», и представители СМИ уже вдоволь насытились задорными песнями у сельских администраций, насмотрелись на энергичные танцы местной самодеятельности, а в отдельном случае даже поаплодировали главе района за пресс-конференцию по настоянию строгой дамы из отдела по связям с общественностью.

Журналисты — они такие журналисты… Одним словом, удивить нашу братию сложно. В маленькой маршрутке да под песни шансона (презент от водителя) сотрудница районного отдела культуры Жанна постаралась в красках и эмоциях донести до нас предварительную информацию об очередном уникальном человеке Пировского – Яруллиной из Икшурмы. В ответ мы дружно покивали — мол, ага. Поем и пляшем. Пляшем и поем…

Но вопреки ожиданиям в маленьком татарском селе нашу группу встретили без салютационной стрельбы и пространных приветствий.

«Здравствуйте, пройдемте за мной, сейчас все вам покажу-расскажу», — деловито произнесла немолодая женщина: энергичная, активная и словоохотливая. Розе — 65, но идей и планов у пенсионерки (по паспорту!) вагон и маленькая тележка. Все они касаются ее любимой Икшурмы, и пиар-кампании Пировского района.

Детище Яруллиной

«Домострой» находится в здании бывшего детского сада и начальной школы. 8 лет назад Роза буквально спасла это помещение от запустения: оббила несчетное число порогов, обошла десятки кабинетов начальников всех мастей, и, в конце концов, обосновала здесь свой центр. Словно в подтверждение рассказа женщины в пяти метрах от «Домостроя» доживает свой век разрушенное донельзя другое здание.

— Хотела и его к жизни вернуть, но силенок и возможностей не хватило,- грустно констатирует Роза. — Как подумаю, что и наша участь могла быть такой же, даже страшно становится!

Мы поднимаемся по скрипучим лестницам обжитого и уютного «Домостроя». На полу самосвязанные ковровые дорожки, а побеленные стены украшают работы воспитанников: картины, вышивка, плетение. Малыши шумно спешат с одного занятия на другое, дружно и громко здороваются с нами по-русски, а с Розой по-татарски.

— Я их этому специально не учила, — сразу опережает навязчивые вопросы СМИшников директор.- Просто детки хотят мне сделать приятно.

Пока мы перетекаем из комнаты в комнату, центр живет своей привычной жизнью. Никто специально для журналистов школьников со всей деревни сюда не пригонял, в крошечных классах идут занятия по расписанию. И хотя от нашего присутствия с парой-тройкой диктофонов в руках детям немного не по себе, они с нескрываемым удовольствием продолжают лепить, валять и аккуратно вырезать какие-то фигурки из бумаги. Мы делаем несколько фотоснимков, теребим по-смешнючему напряженные от работы затылки и тихонько выходим в коридор. Творчеству мешать – преступление!

«Домострой» — это не только ремесленная мастерская и школа искусств. Помимо творческого развития Роза и ее команда занимаются в центре социализацией своих воспитанников. Но учреждение относится к культурным, поэтому заявленную линию выдерживать необходимо. В частности постоянно создавать и реализовывать соответствующие проекты.

Пировские жемчужины

Последний из них – однодневный туристический маршрут «Пировские жемчужины», дополнение к паломническому маршруту Красноярск-Енисейск.
— У нас есть старинная православная церковь, — поясняет Яруллина. — Далее по маршруту предполагается наш «Домострой» — тут и национальную кухню накроем, и мастер-классы проведем, и татарский быт покажем. Потом в Бельское — там есть могила и памятник русскому революционеру Буташевичу-Петрашевскому. Есть что посмотреть!

Для туристов, которые захотят провести в селе и его окрестностях несколько дней, прямо в центре обустроены две маленькие уютные гостевые комнаты. Яруллина демонстрирует журналистам апартаменты, не скрывая гордости. С любовью взбивает огромные подушки, украшенные татарской вышивкой, дает потрогать самотканый ковер с национальным рисунком, что висит на стене, стучит кулачком по деревянному помосту кровати, показывая, что все здесь настоящее, добротное и экологически чистое.

К самому маршруту уже снят профессиональный видеоролик – трейлер, объекты давно ждут оваций, экскурсии досконально продуманы, свеженапечатанные буклеты сложены аккуратной стопкой. Но до приезда долгожданных гостей осталась еще одна часть, самая неприятная, но, к сожалению, обязательная – бюрократические формальности.
— Я всю эту волокиту с документами просто ненавижу, — в сердцах признается Роза. – Но иначе никак. Центр существует исключительно на средства грантов, а просто так денег никто не даст.

В тьму-таракань за 6 тыщ

Каждый год Яруллина вместе со своими сотрудниками готовит и защищает новые проекты. В 60-летнем возрасте она сама освоила компьютер, Интернет, научилась ориентироваться в специализированных программах. Кстати, на все заявленные 12 проектов центра финансирование было получено!

В прошлом году «Домострой» вышел на федеральный уровень: выиграл конкурс Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации.

— Главная цель – создание площадки комплексной поддержки приемного родительства, — рассказывает Роза о своем самом масштабном проекте, рассчитанном на два года. — Многие приемыши в селе – дети коррекционные. Родители не смотрят, каких детей берут, и уже за одно это можно простить им все ошибки, какие бывают в любой семье. Детки растут в нормальном окружении и не замечают за собой каких-то отклонений. На первый взгляд, все вроде бы хорошо, но таких малышей необходимо корректировать. Причем постоянно. Вот это мы и стараемся делать. Организуем совместное творчество родителей и детей, плюс оказываем психологическую помощь.

Для этого в Икшурму пригласили психологов из красноярского Института семьи, причем это не зеленые выпускники педовского психфака, а серьезные люди с медицинским образованием. Пригласить-то пригласили, да только согласились те не сразу.

«За 6 тыщ рублей да в тьму-таракань? — удивились специалисты. — Не поедем!»

Тогда Роза сама отправилась в Красноярск, где поговорила с психологами лично и популярно объяснила, что заплатить больше просто не в состоянии, грантовая программа не позволит. Рассказала она им и про Икшурму, и про детей приемных, про центр. Теперь спецы готовы чуть ли не даром в далекую деревню ехать. Заразились от Яруллиной энтузиазмом!

Из Ашхабата в Икшурму

Роза хоть и татарка, но родилась и выросла не в Икшурме. Она вообще раньше не имела никакого отношения к культуре, а была ученым — кандидатом химических наук в Ашхабате. На вопрос, какого лешего она оказалась в Сибири, Роза отвечает коротко, но емко: «Выжить надо было».
— У меня в Туркмении все было, я уже писала докторскую монографию, — вспоминает женщина. — А потом познакомилась с будущим мужем, он большой ученый-физик, переехала к нему в Красноярск, дурочка… Муж был гений, но жить с гениями невозможно. Я не смогла! К тому же работы для меня в Красноярске не нашлось подходящей – в 90-е наука никому не нужна стала. Тогда я взяла 4-летнюю дочь и уехала в Икшурму, 22 года назад это было. Когда приехала, думала только, как бы прожить с ребенком!

Активная и инициативная женщина-ученый работу в деревне нашла быстро. 15 лет Яруллина проработала директором в местной школе. Эти годы всегда вспоминает с нежностью и любовью. Бывшие ученики до сих пор пишут ей, звонят, приезжают в гости. Но наступило время, когда Яруллина поняла — школу пора оставлять молодым. А сидеть сутками у телевизора и щелкать семечки на скамейке — это не про неугомонную Розу, и она занялась созданием «Домостроя». К тому времени в селе уже повелось брать приемных детей, сейчас больше половины юных икшурминцев – русские девочки и мальчики, воспитываемые татарскими семьями. Поэтому когда женщина открывала центр, стремилась продолжить дело, начатое еще в школе — адаптацию и социализацию приемных детей. И это у нее получилось.

Без запудривания мозгов

Русские дети, пожив немного в Икшурме, начинают легко говорить и петь по-татарски. Роза еще директором строго следила, чтобы ребенку не навязывали насильно веру, чужую культуру или язык. Для нее это дело принципа. Поэтому когда в село пришли баптисты и предложили открыть детский центр, Яруллина решительно им отказала.

— Я не допущу религиозного давления на наших детей, — уверяет женщина. – Какими бы хорошими делами эти люди не прикрывались. Детские праздники – всегда, пожалуйста, но только без религиозной пропаганды и запудривания мозгов. Дети к той или иной вере должны приходить сами, повзрослев, осознанно.
После этих слов директор центра представила журналистам скромную девушку.
— Вот Олеся, например, наша сотрудница. Она русская. Училась у меня в школе, приемная девочка с лесосибирского интерната. После 11 класса выскочила замуж на местного мальчика, татарина, двоих деток родила. Теперь еще и учиться пошла в библиотечный техникум. Здесь все ее очень любят, особенно, семья мужа. А как она готовит татарские блюда… М-м-м, пальчики оближешь!
Олеся слушает нас молча: улыбается и кивает головой в знак согласия. На девушке татарский фартук и национальный головной убор. Одним словом, настоящая татарка.

Это казалось мечтой

Работа с детьми в Икшурме не пустой звук — результаты налицо. С тем же ЕГЭ в сельских альма-матер картина печальная, некоторые пострелы к 12 годам учебники и в глаза не видели. Но между тем, когда в школе очередной раз взялись делать анализ успеваемости, оказалось, что учебному заведению не хватило всего 0,6 балла, чтобы получить миллион рублей по результатам ЕГЭ. Крутой скачок! Но главное даже не это.

Самое страшное, признается Роза – дальнейшая судьба выпускников. Пока они учится в школе, то все хорошо – дети накормленные, одетые, дружат, ссорятся, носятся себе по улицам. Но эта безмятежность только до 18 лет. А дальше наступает она, самостоятельная взрослая жизнь. Со своими законами, соблазнами, искушениями. Многие спиваются, идут в криминал или просто бездельничают, садясь на шею своим немолодым родителям. Такое встречается сплошь и рядом. А вот в Икшурме картина иная.

— Все у нас хорошо! – уверяет Яруллина. — Вы только не подумайте, что я приукрашиваю: проблем – море. Но такого дикого, как наркота, пьянство, воровство – этого нет. Понимаете, у нас почти все семьи многодетные, у них огромный опыт в воспитании детей. И это бесценно! Младшие тянутся за старшими. Так же и наш «Домострой» — всего лишь один из примеров, как можно жить и чем заниматься. Конечно, не все наши воспитанники станут мастерами. Да и не эту цель мы преследуем. Как минимум, наши дети научатся усидчивости, которой так не хватает сельским ребятишкам. А есть ли результат в нашей работе, выясняется не за год и не за два. Для этого нужно время. Но я тут уже давно и могу сказать точно – подвижка и динамика наблюдается. Наши детки стали чаще поступать в техникумы, штурмовать вузы. Многие остаются в селе, создают семьи, работают на земле. А ведь все это для нас когда-то казалось недостижимой мечтой. Мечты сбываются!

Просто надо что-то делать!

На этой позитивной ноте можно было бы поставить жирную точку. Мол, все-то у Яруллиной спорится: проблем нет, идеи фонтанируют, чиновники радостно открывают перед ней все двери. Лепота, да и только! Но Жанна, сопровождавшая журналистов в поездке, рассказала нам и про другую сторону луны: не для записи, а в душевной беседе за чашкой татарского чая с деревенским молоком.

В свое время Яруллина подвергалась крутым репрессиям со стороны местных властей, давили и гнобили ее долго и упорно. Ведь такие, как Роза, — с собственным мнением, бесконечными инициативами, гордые и несгибаемые – вечно неугодны сильным мира сего. Но Яруллина не сломалась, дело свое сумела сохранить, а когда совсем накипело, то обидчикам своим ответила: «Если я уйду, вы сами будете просить прощения и уговаривать меня вернуться».

Предсказание смелой женщины сбылось. Чиновники ошибки свои признали и прощения у Розы попросили, правда, не сами – не царское это дело, а отправили к ней нашу рассказчицу Жанну. После этого о добрых начинаниях Яруллиной услышали далеко за пределами района, у нее появились покровители, и женщину оставили в покое. Да и власть в районе уже давно сменилась, а нынешняя свою землячку во всем поддерживает.

Прощались мы с хозяйкой «Домостроя» по-родственному тепло. Во дворе играли дети: размять косточки и побегать на перемене – святое дело. Роза Яруллина стояла у распахнутой калитки, наблюдала за тем, как пресса намеревается грузиться обратно в маршрутку, и, щурясь на солнце, желала творческих успехов. Удержаться от нахлынувших эмоций оказалось непросто — журналисты по очереди обнимались с Розой, говорили ей высокие слова про миссию и долг перед человечеством, от которых по коже бежали мураши, и дрожали голоса.

— Ой, девочки, мне уже ни лавров, ни фанфаров не надо, — улыбалась в ответ женщина. — Я свою жизнь перекатила. И не миссия это вовсе. Просто, пока живешь и руки-ноги-голова работают, надо что-то делать. А вы лучше приезжайте в гости еще и всем о нас расскажите!

Опубликовано на сайте газеты «Город и горожане» 1.07.2014 г.

 

Дайте оценку материалу:

Имя Розы
5.0 Шкала баллов
раскрытие темы 5
язык, подача 5
оригинальность 5
Читать далее

Моя семья

[box color=»white» icon=»accept»]Конкурс Красноярские перья 2013
Материал участвует в номинации «Дебют года»[/box]

 

Божие люди Андрияновы

«ГиГ» начинает серию публикаций о многодетных семьях. Проект открывают Андрияновы. О них в свое время наша газета рассказывала. Что изменилось с той поры?

Одни подрастают, других усыновляют…

В семье Андрияновых всегда шумно и весело. Разве может быть иначе, когда шестеро из восьми детей Ларисы и Дмитрия пребывают в самом активном возрасте — старшему только 11. Две взрослые дочери уже учатся в Красноярске, но это не значит, что они не нуждаются в родительской поддержке.

Живут Андрияновы с детьми в четырехкомнатной муниципальной квартире, которую получили около шести лет назад. За жилье супруги до сих пор благодарны городу, ведь купить такие хоромы самостоятельно они никогда не смогли бы. Обязанности взрослых разделены четко: отец семейства днем работает на ИСС, мать хлопочет по хозяйству. Уследить за порядком непросто при таком количестве маленьких домочадцев. Квартира хоть и просторная, но для такой большой семьи даже ее недостаточно.

— Мы с женой хотели еще удочерить девочек из детского дома, но нам не позволили из-за маленькой площади жилья, — рассказывает Дмитрий Андриянов. – Как только накопим немного денег, то расширимся за счет большой лоджии и… возьмем под опеку еще двоих детей. В будущем многодетная семья надеется получить от государства землю и построить на ней большой дом. Жить стало бы просторнее, а супруги осуществили бы заветную мечту, приняв на воспитание сирот.

— Старшие будут вырастать, а мы возьмем на усыновление новых, — поделился планами Дмитрий Александрович. – Очень хотелось бы дать ребятишкам из детских домов и приютов настоящую, любящую семью.

Никто без дела не сидит

Несмотря на то, что семья Андрияновых очень большая, внимание уделяется каждому ребенку.

— Мы постарались, чтобы у всех детей было музыкальное образование, оно в жизни никогда не помешает, — считает Дмитрий Александрович. – Супруга музыкант, она и детей к искусству приобщает.

Старшая дочь Даша — студентка Академии музыки и театра в Красноярске, Настя – музыкального колледжа. Младшие дети тоже не сидят без дела: Даниил учится в школе искусств по классу балалайки, Варвара играет на фортепиано. Захар и Егор занимаются танцами, через полтора года родители планируют научить Захарку игре на баяне.

Когда в семье подрастают пятеро мальчишек, следить за дисциплиной непросто.

— Сыновей мне часто приходится строить, — признается папа. – В них энергия бьет ключом, много времени проводим на свежем воздухе, чтобы ребята могли эту энергию выплеснуть. Часто ходим гулять в лес, вот скоро пойдем строить запруды. Походные навыки оказываются для мальчишек полезными: как-то Егоркин класс отправился в поход, так никто из взрослых не смог разжечь костер, а Егор справился!

Помогать по хозяйству дети в силу юного возраста еще не могут. Как говорит Лариса Николаевна, ей проще самой помыть посуду, чем дать мальчишкам залить всю кухню. Но по мере взросления супруги стараются приучать детей к самостоятельности.

Читать далее

Газете — 25!

[box color=»white» icon=»accept»]Конкурс Красноярские перья 2013
Материал участвует в номинации «За творческое долголетие»[/box]

 

Цикл статей, опубликованных в газете «Город и горожане 28.02.,7.03.,14.03,21.03.,28.03,4.04.,11.04,18.04.2013

В обстановке гласности    Первые из лучших    И каждый правый

Сквозь шорох    Главное донести до читателя    Большой секрет

Не бывает минуса    Гиг

 

Читать далее

Фоторепортажи Александра Власова

[box color=»white» icon=»accept»]Конкурс Красноярские перья 2013
Материал участвует в номинации «Лучший фотокорреспондент»[/box]

 

Выпускной 2013

 

IX летние спортивные игры среди городов Красноярского края

 

Озеро замерзло

Озеро замерзло

[img src=http://sjkrsk.ru/wp-content/flagallery/ozero-zamerzlo/thumbs/thumbs_dsc_5925.jpg]70
[img src=http://sjkrsk.ru/wp-content/flagallery/ozero-zamerzlo/thumbs/thumbs_dsc_5929.jpg]40
[img src=http://sjkrsk.ru/wp-content/flagallery/ozero-zamerzlo/thumbs/thumbs_dsc_5932.jpg]40
[img src=http://sjkrsk.ru/wp-content/flagallery/ozero-zamerzlo/thumbs/thumbs_dsc_5936.jpg]30
[img src=http://sjkrsk.ru/wp-content/flagallery/ozero-zamerzlo/thumbs/thumbs_dsc_5946.jpg]20
[img src=http://sjkrsk.ru/wp-content/flagallery/ozero-zamerzlo/thumbs/thumbs_dsc_5954.jpg]30
[img src=http://sjkrsk.ru/wp-content/flagallery/ozero-zamerzlo/thumbs/thumbs_dsc_5960.jpg]20
[img src=http://sjkrsk.ru/wp-content/flagallery/ozero-zamerzlo/thumbs/thumbs_dsc_5969.jpg]20
[img src=http://sjkrsk.ru/wp-content/flagallery/ozero-zamerzlo/thumbs/thumbs_dsc_5977.jpg]20
[img src=http://sjkrsk.ru/wp-content/flagallery/ozero-zamerzlo/thumbs/thumbs_dsc_5980.jpg]30
[img src=http://sjkrsk.ru/wp-content/flagallery/ozero-zamerzlo/thumbs/thumbs_dsc_6000.jpg]20
[img src=http://sjkrsk.ru/wp-content/flagallery/ozero-zamerzlo/thumbs/thumbs_dsc_6005.jpg]20
[img src=http://sjkrsk.ru/wp-content/flagallery/ozero-zamerzlo/thumbs/thumbs_dsc_6020.jpg]30
[img src=http://sjkrsk.ru/wp-content/flagallery/ozero-zamerzlo/thumbs/thumbs_dsc_6033.jpg]20
[img src=http://sjkrsk.ru/wp-content/flagallery/ozero-zamerzlo/thumbs/thumbs_dsc_6035.jpg]20
[img src=http://sjkrsk.ru/wp-content/flagallery/ozero-zamerzlo/thumbs/thumbs_dsc_6040.jpg]20
[img src=http://sjkrsk.ru/wp-content/flagallery/ozero-zamerzlo/thumbs/thumbs_dsc_6047.jpg]20
[img src=http://sjkrsk.ru/wp-content/flagallery/ozero-zamerzlo/thumbs/thumbs_dsc_6053.jpg]30
[img src=http://sjkrsk.ru/wp-content/flagallery/ozero-zamerzlo/thumbs/thumbs_dsc_6056.jpg]30

 

Сайт ГиГ, 26.06, 23.08, 12.11.203 г.

Читать далее

Уроки православия

[box color=»white» icon=»accept»]Конкурс Красноярские перья 2013
Материал участвует в номинации «Лучший очеркист»[/box]

 

Милость- дело самого Бога

Есть ли в каком-то другом языке мира такая «замечательная» расхожая фраза «Я вам не мать Тереза»? В России это выражение столь популярно, потому что немалая часть населения старается вытеснить из своего сознания проблемы чужих страданий, боли, смерти, даже старости. Подающий выглядит в глазах многих дурачком. Просить же о помощи мы совсем не умеем. Непреодолимый советский менталитет мешает людям верить в искренность и бескорыстие благотворителей.

А ведь каких-то 70-80 лет назад все было по-другому. Старый немец, ветеран Второй мировой, каждый раз со слезами вспоминал, что русские – самые милосердные люди. Когда он попал в плен, русские женщины отдавали ему, врагу, последние кусочки хлеба. Слава Богу, что этот немец не видел, какими русские стали сейчас, особенно на отдыхе где-нибудь за границей.

Один святой написал: «Почему ты удивляешься, что милосердие служит отличительным признаком человечности? Оно есть признак Божества!» В старину так и говорили, что милость – дело самого Бога. Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36), заповедует нам Евангелие. Эти слова заставляют задуматься. Ведь не сказал же нам Бог, например: «Будьте сильными, как и Отец ваш силен и могуществен». Тем более невозможно представить, чтобы Христос сказал что-нибудь вроде: «Будьте постниками, как Отец ваш Небесный». Значит, милосердие – это то, что делает нас наиболее похожими на Бога, с другой стороны, оно вполне нам по силам, в нашей власти. А это значит, что я должна идентифицировать себя как христианку не потому, что пощусь, исполняю молитвенные правила, хожу в храм, отстаиваю чистоту православия и прочее, и прочее (хотя во всем этом, разумеется, ничего плохого нет). Я имею право назвать себя христианкой лишь в том случае, когда делаю дела Христа — любовь и милосердие по отношению к ближним и дальним.

Христос говорил: «Всякому просящему у тебя – дай». А святой Дорофей пояснял: «Когда ты подал милостыню, ты умножил количество добра в мире. Но бедняк, которому ты помог, получил лишь десятую часть добра, произведенного твоим поступком. Остальное добро ты принес самому себе. Ведь от этого твоя душа стала светлее». Марина Цветаева эту особенность тонко подметила: «Где милосердная рука, приемлющая без отдачи?» Обратите внимание — не дающая, а приемлющая. Потому что когда человек творит милостыню, то дает взаймы Богу. А Бог, который берет у него взаймы, вернет долг стократно, то есть в сто раз больше в этой жизни, а уж в будущей удостоишься рая.

Про то, что в сто раз больше вернется, это надо понимать буквально, прецеденты уже были. Например, жил на свете патриарх, которого прозвали Иоанном Милостивым, он очень о бедных заботился. Однажды кто-то попросил у него денег. Патриарх велел своему дьякону дать человеку 50 тысяч, а дьякон пожадничал, дал только 30 тысяч, а патриарху про это не сказал. Через некоторое время патриарх получает перевод на сумму в сто раз больше той, что была дана, то есть три миллиона. Но Иоанн-то знал, что сумма должна быть в сто раз больше пожертвованной, то есть пять миллионов, а не три. Зовет дьякона, узнает, что тот его обманул, ругает: «Знаешь ли, сколько ты отнял у бедных? Посмотри перевод. Если хочешь знать, сколько должно было быть, то давай пригласим приславшую перевод и спросим ее». Женщина приехала, и выяснилось, что когда она указывала сумму, то вместо пяти написала три, а потом не стала исправлять, подумала, что воля Божия дать три миллиона.

У великого русского историка Ключевского: «Нищий богатым питается, а богатый молитвой нищего спасается». На Руси говорили: «Суд без милости не сотворшим милости». Есть такая притча. Полола одна жадная баба лук в огороде, а за забором нищенка клянчила подаяние. Надоела она бабе, швырнула она в бродяжку тем, что было под рукой, – луковицей, лишь бы отвязалась. Состарилась, умерла баба, попала в ужасное место: сидит в глубокой пропасти, смрад, духота, огонь, и не выберешься. Вдруг прилетел ее ангел-хранитель: «Эх, баба, баба, сама виновата, в этой яме сидят немилосердные. Вспоминай скорее, кому когда-нибудь добро сделала». Баба про луковицу вспомнила, да и то это милостыней не назовешь. Тут, откуда ни возьмись, появилась та луковка у ангела, велел он: «Хватайся за перо, может, смогу тебя вытащить». И вытащил!

Читать далее

Такая неделька

[box color=»white» icon=»accept»]Конкурс Красноярские перья 2013
Материал участвует в номинации «Лучший обозреватель»[/box]

 

Хазарские понятия

Вот признайтесь: вам сегодня опять не хотелось идти на работу! Ну ведь не хотелось же, да? Не комплексуйте — доктор сказал, что это нормально.

Кажется, герой Евгения Леонова в фильме «33» заявлял, что счастье — это когда утром хочется на работу, а вечером домой. Может быть, не этот герой и не в этом фильме, но множество россиян с тех пор несчастны. Иначе никак невозможно объяснить сам факт появления следующего опроса в мировой сети. Исследовательский центр портала Работа@Mail.Ru выяснил, что каждый четвертый опрошенный россиянин представлял своего начальника животным. Чаще всего россияне визуализировали его в виде крысы (15%), барана (13%) и свиньи (12%). Как прикажете добиваться высоких производственных показателей, если в начальственном кабинете — свинья? И ты это знаешь, и коллеги, и даже зам, похоже, чувствует, но в лицо сказать никто не может. Приходится отвлекаться, заменять визуальный образ должностной инструкцией. Вот и живут люди с подменой понятия, а это до добра не доводит. Первого сентября у друга ребенок пошел в первый класс. За знаниями. Вы не поверите, первую порцию он даже принес домой в тот же день. В храме знаний его снабдили плакатиком, магнитиком и бланком расписания дня — на АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКУЮ ТЕМАТИКУ. Нет, дело, конечно, святое, а в наше время так почти обязательное. Кто его знает, когда и где в следующий раз рванет. Но поближе познакомившись с «раздаткой», сразу понял: вот она, подмена понятия. Внутри было творчество людей в погонах, стилизованное под мое и ваше детство. Вот образчик: «Мальчик постарше коробку нашел. Вызвал милицию и отошел. Час никого к ней не подпускал. Мальчик хороший получит медаль». Я могу пережить, что «подпускал» рифмуется с «медал» (без мягкого знака, кстати, лучше звучит). Выдержу и то, что милиции вот уже пару лет как нет, полицейские у нас. Я самого творчества такого не выношу: «Маленький мальчик сумку нашел. Сумка бесхозная — взял и пошел. Сумка потикала и перестала… Мы не покажем, что с мальчиком стало». Спасибо, что бережете нервы детей и родителей заодно. Но, может быть, занимаясь антитеррористической работой, можно найти другие методы, а не подделываться под нехорошего дядю Остера с его «Плохими советами»? Ну, ей-богу, если вам действительно необходимо освоить деньги по целевой программе, давайте сделаем это каким-нибудь другим способом! А то ведь опять получается подмена понятия.

То же самое, только более грязное, творится в самом центре моего любимого города. Возле универсама на Школьной. Форменная свалка, а два вазона вообще больше напоминают мусорные контейнеры. И ведь ходила делегация жителей окрестных домов к директору магазина с просьбой: «Ваша ведь территория, ну приведите в порядок. Люди ходят, суд рядом, прокуратура — и такой бардак». Знаете, что ответил начальственный человек? «У магазина сейчас четыре собственника, и пока они не договорятся, не дадут мне денег на уборку, так все и останется». Историю эту мне рассказала женщина, которая живет на Школьной. Может, приукрасила или чего-то не договорила. Но если все так и есть на самом деле, то это тоже подмена понятия.

Давайте лучше к соседям заглянем. В Хакасию. Там тоже был день всеобщего голосования. Выбирали депутатов тамошнего Верховного совета. На самом деле Москве с ее Навально-Собяниным надо брать пример именно с Хакасии, региона истинной демократии. Там два депутата набрали равное количество голосов, и теперь в строгом соответствии с законом республики победителя будет определять ЖРЕБИЙ! В один из двух одинаковых конвертов вложат бумажку с кодовым словом, и кому оно достанется, тот и будет депутат! На моей памяти круче было только в Хазарском каганате. Там претендента на царское кресло душили, и в этом состоянии он должен был назвать число — сколько лет он собирается править. Если цифра казалось слишком большой, его додушивали (простите за словообразование) до конца. Если же срок казался палачам приемлемым, тогда кандидат становился царем. Правда, в конце названного срока его все равно убивали, но как все демократично! И главное, как все максимально честно и прозрачно, без всякой подмены понятия.

Читать далее

Сайт ГиГ

[box color=»white» icon=»accept»]Конкурс Красноярские перья 2013
Материал участвует в номинации «Лучший информационный сайт»[/box]

 

Сайт «ГиГ» существует всего один год, с ноября 2012 года. Но это уже достаточно современное средство массовой информации, где пользователь всегда может найти свежие, а главное достоверные городские, краевые и российские новости.

Помимо этого есть возможность посмотреть и выпуски новостей ЗАТО от муниципального телевидения в разделе «Видео».

В рубриках: «Политика», «Экономика», «Происшествия», «Общество», «Культура» и «Спорт» опубликованы статьи корреспондентов газеты (и не только) на самые актуальные темы в городе и стране, интервью с известными людьми, репортажи, журналистские расследования.

Блогерами сайта являются авторы из Красноярска, Москвы и Железногорска, среди которых известный в ЗАТО Железногорск православный колумнист — матушка Лариса, супруга настоятеля храма Воскресения Христова (п. Подгорный) протоиерея Сергия Белина. Больше двух лет она выступает автором рубрики «Популярные уроки православия».

В интерактивной рубрике «Есть тема» еженедельно происходит обсуждение того, что волнует городскую общественность на данном этапе развития города. В качестве экспертов и комментаторов выступают жители города, ставшие участниками уличного опроса.

Жизнь города представлена на главной странице сайта в виде фоторепортажей, фотоэкскурсии и афиши. У пользователя сайта под рубрикой «Виртуальная приемная ГиГ» есть возможность задать свой вопрос любому специалисту и получить квалифицированный ответ, минуя кабинеты чиновников и походы по различным инстанциям.

На сайте действует городской телефонный справочник, а также размещена подробная информация, относительно органов власти, служб города, расписания движения муниципального транспорта в рубрике «Справочная».

Традиционными для «ГиГ» стали фотоконкурсы с размещением рекламных баннеров на главной странице и возможности интерактивного голосования за участников.

Также на сайте имеются разделы «Объявления», «Архив новостей» и телепрограмма.

Свежий выпуск муниципальной газеты «Город и горожане» размещается на сайте каждый понедельник в соответствующем разделе.

Активно ведутся группы «ГиГ» в социальных сетях: ВКонтакте, Одноклассниках и Facebook/

Адрес сайта — http://www.gig26.ru/ 

Читать далее

Воспитание чувствами

Уже через несколько дней весь мир вновь будет переживать за своих на Паралимпийских играх в Лондоне. А 4 сентября ориентировочно в 17.15 по лондонскому времени к многомиллионной армии спортивных фанатов присоединятся и железногорские болельщики, ведь именно в этот день ожидается выступление спортсменки Марты Прокофьевой, воспитанницы лучшего детского тренера России Виктора Соколова.

Железногорский тренер Виктор Соколов помнит каждый день и час, проведенный вместе со своими воспитанниками. Поражения и победы ребят он воспринимает как свои собственные взлеты и падения. Энергию этого уникального человека не измерить никакими джоулями и килоджоулями. Она дарована свыше.

Официально Виктор Соколов тренирует 11 спортсменов. Неофициально — 20. Дети, с которыми он занимается, — инвалиды. Хотя сам он это слово не любит и стремится к тому, чтобы его воспитанники стали полноценными членами общества и даже больше.

Именно на это «больше» и делается акцент в особой тренерской методике Соколова. Когда зимой девочка с сильнейшим ДЦП приползла к нему (в прямом смысле этого слова) по снегу, Соколов не мог обмануть ее ожидания. Сегодня Вика Харитонова — чемпионка России по легкой атлетике, хотя ей всего 14. Конечно, не всех детей Виктор Васильевич может взять под свою опеку, но тех, в ком он видит талант и волю, берет сразу, порой игнорируя самые страшные диагнозы.

В июле тренер вернулся из Чебоксар, где проходил чемпионат России по легкой атлетике. Один из его воспитанников с диагнозом ДЦП пробежал 5 тысяч километров! В свое время, когда тренер твердо сказал мальчишке – ты побежишь эту дистанцию, тот упал в обморок. Как, на неслушающихся ногах? И вот Чебоксары. На старт, внимание, марш…

— У меня самого мурашки по телу, когда он пробежал полдистанции, — вспоминает сейчас Соколов, — я ему говорю – Владик, сходи, сходи с дистанции. А он – ничего, Виктор Васильевич, все нормально, добегу…

А как было с Мартой Прокофьевой? Они встретились 15 лет назад. Она маленькая дебоширка и непокорная душа. Он педагог, сумевший разглядеть в ершистой и одновременно закомплексованной десятилетней девчонке особый потенциал. Зрение Марта потеряла еще в детстве, сейчас видит лишь размытые силуэты и даже на тренировках всегда в солнцезащитных очках. За эти годы между тренером и спортсменкой не все всегда было гладко, случались ссоры и серьезные конфликты. Так, после очередного «выступления» Марты нервы тренера не выдержали, и он сгоряча выпалил – не желаю видеть тебя! Девочка встала на колени перед учителем и произнесла страшно дорогие слова: «Вы единственный человек, кто меня никогда не предавал и всегда любил».

Сегодня Марте 24 года. За плечами — первые места на чемпионатах Европы и мира по адаптивным видам спорта, теперь вот целая Олимпиада. В этом году она защитила диплом в педагогическом университете, в школу не пойдет, а вот посвятить себя полностью профессиональному спорту планирует. Самую большую ставку Соколов всегда делал на многогранность своей ученицы. Триумфальное серебро в США не помешало им сменить прыжки и бег на толкание ядра и метание диска. Тренер понимал — вот где перспективная ниша для его Марты.

Читать далее

Нелегкая атлетика Марты Прокофьевой

Марта Прокофьева не плакала, когда на табло высветился не результат ее броска, а непонятные баллы.

Не плакала она, оказавшись одна после соревнований в пустой комнате, тогда как ее тренер Виктор Соколов, лишенный чиновниками встречи с ней, хватался за сердце, сидя на трибуне. Даже когда она рассказывала эту историю, тоже не плакала. Ведь Марта не участница лондонской Паралимпиады, она ее финалистка!

После возвращения Марты и ее тренера на родину прошло уже несколько дней. Чуть ли не ежедневно их теперь переманивают друг у друга краевые и местные СМИ, а телефоны раскаляются от постоянных звонков. По прошествии двух недель страсти немного улеглись, но история, произошедшая с молодой спортсменкой и ее тренером на чужбине, будет еще долгое время у всех на слуху. Разум отказывается понимать, почему результат Марты, по всем канонам толкнувшей ядро как минимум на серебряную медаль, вдруг отошел не то что на третий, а на восьмой план.

Разделяй и властвуй

Соколов говорит, что началось все еще с российского олимпийского комитета, где его экипировали с ног до головы, но лишили аккредитации как тренера. Мол, прилетите в Лондон, а там все будет готово. Прилетели, а там фигушки. На стадионе присутствуйте, пожалуйста, а вот на личных тренировках, тем более в секторе, ни-ни.

Так что с Мартой Виктор Соколов, тренирующий ее уже 14 лет, смог встретиться только 5 сентября после соревнований, когда добрые люди всеми правдами и неправдами помогли пригласить девушку на проходную олимпийской деревни. Соколову, равно как и многим другим российским тренерам, было запрещено посещать деревню. Как всегда кто-то из российских спортивных чиновников не подсуетился вовремя или вовсе посчитал, что такая вещь, как аккредитация, не важна. В Лондоне прямо говорили: это только у русских так — личный тренер не может быть рядом с воспитанником. Впечатления от подобной любви к соотечественникам будет позже, а сначала, перед Играми, российская сборная собралась в столице и отправилась на встречу к Владимиру Путину за напутственным словом.

А икра и вправду красная

Ждали президента долго, часа два, рассказывает Марта. Перед началом встречи спортсменов подробно проинструктировали, как следует себя вести с главой страны.

— Предварительно нас всех разделили на группы и посадили за разные столы, которые просто ломились от угощений, — рассказывает спортсменка. — Блинчики диаметром 5 сантиметров, тарталетки с икрой… Такого цвета у красной икры я никогда не видела! Оказывается, она совсем другая.

Многое из представленных яств в Алексеевском зале спортсмены так и не решились попробовать — поскромничали. Наконец Владимир Владимирович подошел к столу Марты. Глава государства был какой-то грустный и совсем не улыбался. Немного обидно было, рассказывает Прокофьева, что президент посчитал, что паралимпийцам, занимающимся зимними видами спорта, намного сложнее. Например, слепым горнолыжникам, предположил Путин. Легкоатлеты за столом возмутились и рассказали президенту, что испытывает тот же слабовидящий спортсмен, который прыгает в длину, не видя, а только чувствуя яму. И тут президент согласился, вспоминает Марта. Когда Владимиру Владимировичу представили железногорскую спортсменку и сказали, что она из Красноярского края, он заметно оживился. Было очень приятно.

— Красноярск — очень хороший город! — вынес вердикт президент.

Глава государства охотно пообщался с паралимпийцами, а когда из его стакана хорошо пригубил слабовидящий спортсмен (по ошибке, конечно), сделал вид, что ничего не заметил.

Читать далее

А где здесь Шекспир?

Второй день фестиваля «Норильские сезоны» в Железногорске внешне прошел спокойнее, чем наделавшее шума уличное представление итальянцев. Однако именно у постановки, проходившей в этот день, были свои особенности. Главное, спектакль литовского режиссера Оскараса Коршуноваса (обладателя многочисленных театральных наград) «Сон в летнюю ночь» — это первый спектакль фестиваля, адресованный взрослой публике Железногорска. Так что именно он стал определяющим в том, насколько наши зрители смогли понять современные тенденции в искусстве и принять культуру и мировоззрение других народов.

Интересно, что столкновение менталитетов произошло намного раньше, нежели перед зрителями открылся занавес. Зная особое отношение литовцев к русским, железногорские организаторы заранее аккуратно выясняли у красноярских коллег настроение артистов Городского театра Вильнюса. Успокоенные заверениями, что литовские гости не только благодушно расположены, но и даже свободно говорят по-русски, организаторы встречи расслабились. «Национальный» вопрос всплыл, но с неожиданной стороны. В обострившихся отношениях с иностранцами на этот раз были виноваты… железногорские коммерсанты. То, что сфера обслуживания в городе развита неважно, ни для кого не секрет, однако такого разгильдяйства не ожидали даже от наших. Администратор гостиницы «Медведь» (с которой накануне все было заранее обговорено) встретила гостей обворожительной улыбкой и неловким «Ой! А у нас командировочные не выселяются, мест вам не хватит!» У европейцев не принято жить вдвоем в одном номере, поэтому сказать, что гости были в замешательстве – это ничего не сказать.

Причем вопрос можно было и замять, девушки-артистки смиренно согласились проживать вдвоем… но тут снова в дело вступило русское хамство, теперь уже со стороны сопровождающих артистов москвичей. Дама из фонда Прохорова с порога гостиницы (и уже до самого отъезда из города) раззадоривала прибалтов рассказами о том, какие русские свиньи. Если иностранцы в это поверили, то их очень даже можно понять: действительно, все ли в порядке у нации, которая сама себя клеймит самым яростным образом?

Несмотря на все эти неприятности, на пресс-конференции перед самым спектаклем артисты совершенно искренне признались, что очень ждут зрителя и надеются, что их искусство найдет отклик в сердцах железногорцев. Значит ли это, что по большому счету всем людям, независимо от национальности или вероисповедания, нужны лишь понимание, внимание и любовь?

Понимание спектакля – вопрос особый. Анонс в буклете «Норильских сезонов» совершенно не передавал суть постановки и больше путал, чем помогал понять режиссерский замысел. Опираться, как выяснилось, нужно было лишь на текст Шекспира, сопровождавший действие субтитрами на русском. Оскарас Коршуновас создал спектакль–аллюзию, спектакль-восприятие, он лишил комедию Шекспира (кстати, одну из самых сложных вещей драматурга) карамельного вкуса классической костюмной постановки. Однако при этом спектакль обрел более конкретные, «не мультяшные» черты. Волшебный лес был обозначен лишь с помощью досок разной величины, превращавшихся в руках актеров во что угодно – дерево, реку, скалу. Передавать любовь, танец, полет, превращения артисты могли, опираясь лишь на партнеров и свой минималистичный, однако далеко не молчаливый инвентарь – звуки, извлекаемые с помощью разного рода ударов по доскам, сопровождали весь спектакль. И — о, чудо! — в этих звуках было все: шелест дождя, шепот листвы, тяжелый топот погони и шорохи робких движений любовников, в сумерках пробирающихся сквозь дремучий сказочный лес навстречу друг другу. Шекспировское многоплановое действие, полное деталей и ответвлений, было представлено точно, объемно и динамично.

Современные искусство имеет одну важную черту – его нужно больше чувствовать, чем обдумывать. Ощущенческое действо, развернувшееся на сцене, призывало каждого стать ребенком. Вспомнить то время, когда для того, чтобы почувствовать себя всадником, нужно было лишь найти подходящую палку, а уж воображение дорисовывало все остальное. Однако не все зрители были готовы изменить привычный взгляд на театральное искусство. Красноярские организаторы фестиваля предупреждали о неоднозначной реакции публики: в краевом центре в антракте ушло около 10% зрителей. В Железногорске к середине действия опустело более половины зала.

— Действие вызывает неприятные чувства, — объясняли свое решение выходящие. – Непонятно, что этим хотели сказать постановщики. И вообще, где здесь Шекспир?

Однако были и те, кто остался до конца спектакля, и далеко не из приличия.

— Жаль, что люди так отреагировали, — сокрушалась молодой архитектор Марина, — теперь нам будут снова возить только второсортные московские антрепризы. Вещи же подобного формата и уровня можно будет посмотреть только в Красноярске. А ведь именно этот спектакль стал первой театральной постановкой, посмотрев которую, я поняла смысл выражения «Стань участником действия»!

Опубликовано: газета «Город и горожане», 28.06.2012

[togglebox state=»open» head=»Красноярские перья — 2012″ ]Участник номинации «Дебют года» [/togglebox] Читать далее

Никто не хотел удивлять

Ничто так не привлекает зрителя, как надпись «До 16 лет смотреть не рекомендуется». Вот и комедия «Седина в бороду» собрала минувшим субботним вечером практически полный зал. Заинтригованные эпатажной строкой об ограничении возрастного ценза и привлеченные звездными именами зрители начали раскупать билеты задолго до дня показа. Зачем?

Фамилии, привлекшие зрителей на спектакль, не то чтобы знаменитые, скорее очень популярные. Были тут и герои сериалов, и ведущие телепрограмм. Мирослава Карпович (Маша из «Папиных дочек») – ее имя уже анонсировали в нескольких антрепризах в нашем городе, но до Железногорска актриса доехала только сейчас. Павел Савинков — Толик Полено из сериала «Счастливы вместе», заслуженный артист России Сергей Колесников, сегодня более известный как ведущий программы «Фазенда», чем как актер театра и кино. Никто из артистов никого не удивил, все остались в своих ожидаемых амплуа.

В спектакле классический антрепризный сюжет: история отношений мужа, жены и любовницы. Особенностью пьесы стал лишь «квартирный вопрос», поскольку супружеская пара проживает в Москве, а юная разлучница приехала из провинции и именно жилплощадь привлекла ее в немолодом скучноватом художнике. Тот, очарованный молодой красавицей, не замечает ни ее шкурных интересов, ни того, что с парнем, которого она притащила с собой, девушку связывают вовсе не родственные отношения. Как водится в современных историях, оскорбленная жена не выгоняет парочку с позором, а мудро терпит узурпаторов, ожидая, когда муж перебесится. И, чтобы время ожидания текло быстрее, сама пускается во все тяжкие с молодым «кузеном» любовницы мужа. За всей этой вакханалией наблюдает мать загулявшего художника. Она то сдержанно, то колко комментирует ситуацию и в конце спектакля заявляет, что квартира, как и остальные ценности, привлекшие молодых аферистов в московской супружеской паре, принадлежит ей, а она вскоре сама выходит замуж, так что «живите теперь, как хотите».

Спектакль «Седина в бороду»

Очень примитивный текст и незамысловатые актерские трюки. Это скорее шоу-презентация имен, чем полноценная пьеса, поскольку в ней нет ни главной идеи, ни момента сопереживания. Постановку постоянно неоправданно заносит то в житейскую философию, то в шоу-стриптиз. Поэтому точно определить, что именно хотели сказать этим спектаклем, не смогла даже публика. «Я не поняла один, но серьезный момент – в чем проблема пьесы? — недоумевала после спектакля одна из зрительниц. — Все герои согласны жить этой жизнью. Так что некого жалеть».

Единственная фраза со сцены, которая хоть как-то объяснила происходящее на театральных подмостках ДК, обязывала «Ни о ком и ни о чем не жалеть, ни к кому и ни к чему не привязываться, ни о ком и ни о чем не думать». Это ли основная идея пьесы или актеры вкладывают в нее какое-то особое понимание – узнать не удалось. Московские гости наотрез отказались общаться с прессой.

Опубликовано: газета «Город и горожане», 29.03.2012

[togglebox state=»open» head=»Красноярские перья-2012″ ]Участник номинации «Дебют года»[/togglebox] Читать далее