Последние записи

Фотограф защитил свои права

Известный красноярский фотограф Виталий Иванов смог защитить авторские права на публикацию своих работ в Интернете. Чего это ему стоило – читайте в материале самого В. Иванова.

Авторские права в фотографии. Об этом в последнее время говорят и пишут достаточно много. Но чаще, к сожалению, делают это коллеги из столичных городов. А какова ситуация в провинции? Есть ли возможность у фотографов живущих за пределами МКАД, защитить свои авторские права в судах? И если можно, то насколько суды готовы к вынесению подобных решений?

Фотографией я занимаюсь более тридцати лет, и много раз за эти годы у меня «чесались руки» от желания защитить свои авторские права. Снимки воруют постоянно. Было это и в советское время, и в постсоветское. А с появлением Интернета подобные факты стали вообще массовыми. Стоит выпустить снимок в самостоятельную жизнь, как, смотришь, он появляется то на одном сайте, то на другом. Причем делается это без каких-либо ссылок и разрешений.

Искать подобные факты несложно. Тот же Интернет позволяет делать это достаточно легко. Пусть длительно, но не сложно.

Вот я и решил провести эксперимент, чтобы узнать, можно ли в нашей стране достойно защитить свои авторские права и насколько суды общей юрисдикции сегодня готовы проводить подобные процессы.

На этом пути я столкнулся с двумя главными препятствиями. Первое – большую сложность в деле подачи исков вызывает то обстоятельство, что делать это надо по месту нахождения ответчика. С точки зрения юристов и закона, все верно. С точки зрения меня как истца — абсурд.

К примеру, на сайте компании, которая находится, скажем, в Архангельске, я обнаружил свой кадр. Дальше я должен нотариально закрепить этот факт, составить исковое заявление, оплатить судебную пошлину и отправить все это заказным письмом в суд Архангельска. Потом, когда мне сообщат о дате судебного заседания, я должен купить билет себе и адвокату и полететь на берега Белого моря. Прямого рейса Красноярск – Архангельск нет, значит надо ехать через Москву или Санкт-Петербург.

Но в зале судебного заседания может выясниться, что ответчик не явился. В этом случае судья перенесет заседание на другой день, и мы с адвокатом полетим домой.

Как мне пояснили в суде, так может продолжаться до трех раз. А потом еще наверняка будет апелляционная инстанция. А потом заседание по возврату судебных издержек. Таким образом, из Красноярска в Архангельск мне придется летать семь раз.

Странно все это. Меня обокрали, и я же продолжаю нести расходы по защите своих авторских прав. Деньги потом, скорее всего, вернутся, правда, высока вероятность того, что не в полном объеме. Особенно, если основной иск удовлетворят частично… Но в период судебных заседаний их надо элементарно найти, и речь идет о достаточно больших суммах.

Недавно в Абаканском городском суде (Абакан — столица Республики Хакасия), где я как раз и занимался возвратом судебных расходов, судья сказала мне, что для уменьшения затрат надо нанимать адвоката на месте. Вполне возможно, что в процессах, не связанных с авторским правом, так и происходит. Но в моем случае я достаточно долго не мог найти адвоката, специализирующегося на авторском праве. Дело в том, что защита авторских прав в судах в том же Красноярском крае практикуется крайне редко.

 icon-check  Вопрос: почему в делах по защите авторских прав истец не может подавать исковое заявление по месту своего жительства, что многократно сократит транспортные расходы и расходы на услуги адвоката?

Второе: как я понял, судьи не понимают, почему надо присуждать выплату крупных (по их мнению) сумм за простое нажатие пальцем на спусковую кнопку фотоаппарата. Чаще всего они рассуждают примерно так: музыку композитор пишет достаточно долго, писатель создает свое произведение тоже… Равно как и художник. А тут «щелк», и все. За что платить?

Все попытки убедить судей в том, что это тоже труд, умственные и финансовые затраты, в моем случае результата не приносили. Решение судей находилось у самой минимальной финансовой черты – в IV части Гражданского кодекса Российской Федерации сказано, что нарушитель авторских прав может выплатить автору от 10 000 рублей до 5 000 000 рублей. Все находится в рамках требований закона и претензий, по большому счету, у меня к судьям нет. Другое дело, каков воспитательный эффект от минимально взыскиваемых сумм?

  icon-check  Вопрос: суд рассматривает факт нарушения авторских прав или «простоту/ сложность» создания произведения?

Знаю, что суды зарубежных государств наказывают нарушителей авторских прав более высокими выплатами. Настолько крупными, что там мало кому приходит в голову мысль украсть у автора произведение. Да еще возможен подрыв деловой репутации. У нас все совершенно не так. До провинциальной России все эти зарубежные «штучки» пока не дошли. Могу так утверждать на собственном опыте.

Итак, для проведения судебного эксперимента я выбрал три факта:

  • новосибирская туристическая компания «Акрис» (ЗАО «Акрис трэвел») разместила мой кадр («Тувинский шаман») в своем буклете,
  • красноярская туристическая компания «Саянское кольцо» (ООО «Саянское кольцо») разместила этот же кадр, но уже на своем сайте,
  • абаканская туристическая компания «Дискавери» (ООО «Туристско-экскурсионная компания «Дискавери») использовала на своем сайте уже три моих кадра (Тувинский шаман, староверы и хакаска на празднике Тун-Пайрам).

 

Обнаружив факты нарушения моих авторских прав, я отправил в компании Новосибирска и Красноярска письма, в которых высказал удивление данными фактами. Однако, по большому счету, разговаривать со мной на эту тему представители фирм не стали.

Читать далее

Кодекс профессиональной этики российского журналиста

icon-check  Журналист всегда обязан действовать, исходя из принципов профессиональной этики, зафиксированных в настоящем Кодексе, принятие, одобрение и соблюдение которого является непременным условием для его членства в Союзе журналистов России.

icon-check  Журналист соблюдает законы своей страны, но в том, что касается выполнения профессионального долга, он признает юрисдикцию только своих коллег, отвергая любые попытки давления и вмешательства со стороны правительства или кого бы то ни было.

icon-check  Журналист распространяет и комментирует только ту информацию, в достоверности которой он убежден и источник которой ему хорошо известен. Он прилагает все силы к тому, чтобы избежать нанесения ущерба кому бы то ни было ее неполнотой или неточностью, намеренным сокрытием общественно значимой информации или распространением заведомо ложных сведений.

icon-check  Журналист обязан четко проводить в своих сообщениях различие между фактами, о которых рассказывает, и тем, что составляет мнения, версии или предположения, в то же время в своей профессиональной деятельности он не обязан быть нейтральным.

icon-check   При выполнении своих профессиональных обязанностей журналист не прибегает к незаконным и недостойным способам получения информации. Журналист признает и уважает право физических и юридических лиц не предоставлять информацию и не отвечать на задаваемые им вопросы — за исключением случаев, когда обязанность предоставлять информацию оговорена законом.

icon-check  Журналист рассматривает как тяжкие профессиональные преступления злонамеренное искажение фактов, клевету, получение при любых обстоятельствах платы за распространение ложной или сокрытие истинной информации; журналист вообще не должен принимать ни прямо, ни косвенно никаких вознаграждений или гонораров от третьих лиц за публикации материалов и мнений любого характера.

icon-check  Убедившись в том, что он опубликовал ложный или искаженный материал, журналист обязан исправить свою ошибку, используя те же полиграфические и (или) аудиовизуальные средства, которые были применены при публикации материала. При необходимости он должен принести извинения через свой орган печати.

icon-check  Журналист отвечает собственным именем и репутацией за достоверность всякого сообщения и справедливость всякого суждения, распространенных за его подписью, под его псевдонимом или анонимно, но с его ведома и согласия. Никто не вправе запретить ему снять свою подпись под сообщением или суждением, которое было хотя бы частично искажено против его воли.

icon-check  Журналист сохраняет профессиональную тайну в отношении источника информации, полученной конфиденциальным путем. Никто не может принудить его к открытию этого источника. Право на анонимность может быть нарушено лишь в исключительных случаях, когда имеется подозрение, что источник сознательно исказил истину, а также когда упоминание имени источника представляет собой единственный способ избежать тяжкого и неминуемого ущерба для людей.

icon-check  Журналист обязан уважать просьбу интервьюируемых им лиц не разглашать официально их высказывания.

icon-check  Журналист полностью осознает опасность ограничений, преследования и насилия, которые могут быть спровоцированы его деятельностью. Выполняя свои профессиональные обязанности, он противодействует экстремизму и ограничению гражданских прав по любым признакам, включая признаки пола, расы, языка, религии, политических или иных взглядов, равно как социального и национального происхождения.

icon-check  Журналист уважает честь и достоинство людей, которые становятся объектами его профессионального внимания. Он воздерживается от любых пренебрежительных намеков или комментариев в отношении расы, национальности, цвета кожи, религии, социального происхождения или пола, а также в отношении физического недостатка или болезни человека. Он воздерживается от публикации таких сведений, за исключением случаев, когда эти обстоятельства напрямую связаны с содержанием публикующегося сообщения. Журналист обязан безусловно избегать употребления оскорбительных выражений, могущих нанести вред моральному и физическому здоровью людей.

icon-check  Журналист придерживается принципа, что любой человек является невиновным до тех пор, пока судом не будет доказано обратное. В своих сообщениях он воздерживается называть по именам родственников и друзей тех людей, которые были обвинены или осуждены за совершенные ими преступления, за исключением тех случаев, когда это необходимо для объективного изложения вопроса. Он также воздерживается называть по имени жертву преступления и публиковать материалы, ведущие к установлению личности этой жертвы. С особой строгостью данные нормы исполняются, когда журналистское сообщение может затронуть интересы несовершеннолетних.

icon-check  Только защита интересов общества может оправдать журналистское расследование, предполагающее вмешательство в частную жизнь человека. Такие ограничения вмешательства неукоснительно выполняются, если речь идет о людях, помещенных в медицинские и подобные учреждения.

icon-check  Журналист полагает свой профессиональный статус несовместимым с занятием должностей в органах государственного управления, законодательной или судебной власти, а также в руководящих органах политических партий и других организаций политической направленности.

icon-check  Журналист сознает, что его профессиональная деятельность прекращается в тот момент, когда он берет в руки оружие.

icon-check  Журналист считает недостойным использовать свою репутацию, свой авторитет, а также свои профессиональные права и возможности для распространения информации рекламного или коммерческого характера, особенно если о таком характере не свидетельствует явно и однозначно сама форма такого сообщения. Само сочетание журналистской и рекламной деятельности считается этически недопустимым.

icon-check  Журналист не должен использовать в личных интересах или интересах близких ему людей конфиденциальную информацию, которой может обладать в силу своей профессии.

icon-check  Журналист уважает и отстаивает профессиональные права своих коллег, соблюдает законы честной конкуренции. Журналист избегает ситуаций, когда он мог бы нанести ущерб личным или профессиональным интересам своего коллеги, соглашаясь выполнять его обязанности на условиях, заведомо менее благоприятных в социальном, материальном или моральном плане.

icon-check  Журналист уважает и заставляет уважать авторские права, вытекающие из любой творческой деятельности. Плагиат недопустим. Используя каким-либо образом работу своего коллеги, журналист ссылается на имя автора.

icon-check  Журналист отказывается от задания, если выполнение его связано с нарушением одного из упомянутых выше принципов.

icon-check  Журналист пользуется и отстаивает свое право пользоваться всеми предусмотренными гражданским и уголовным законодательством гарантиями защиты в судебном и ином порядке от насилия или угрозы насилия, оскорбления, морального ущерба, диффамации.

Кодекс одобрен Конгрессом журналистов России 23 июня 1994 года, г. Москва

 

Читать далее

Делегаты на съезд Союза журналистов

Делегаты на съезд Союза журналистов России от региональной общественной организации «Союз журналистов Красноярского края»

  • Нелюбин Василий Владимирович — председатель правления, директор ГТРК «Красноярск»
  • Филипенко Тая Ивановна – преподаватель кафедры журналистики Сибирского Федерального университета
  • Володина Анастасия Викторовна – корреспондент газеты «Бородинский вестник», Бородино
  • Климович Любовь Ивановна – редактор газеты «Огни Енисея», Дивногорск
  • Дзюба Ирина Валерьевна – начальник отдела общественных связей Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района, Дудинка

 

Читать далее

Десять лет — это только начало! Всё ещё впереди…

В 2000 году в Красноярске вышел первый номер культурно-просветительской газеты «Красноярское Воскресение», а 5 февраля 2002 года официально был зарегистрирован Культурный центр и издательство «Красноярское Воскресение». Сегодня сотрудники и соратники «КВ» отмечают свое первое 10-летие со дня основания.

У истоков создания этой организации, объединившей неравнодушных к истории, литературе и культуре людей, стоял журналист и переводчик, кандидат филологических наук Сергей Щеглов. Доброе начинание получило благословение Архиепископа Красноярского и Енисейского Антония и было поддержано краевыми и городскими властями, посольствами зарубежных стран, российскими гуманитарными институтами.

За эти годы было выпущено немало изданий, рассказывающих о духовной жизни красноярцев и их культурных, литературных и общественных связях с жителями балканских стран. Таким изданием, например, стал уникальный фотоальбом «Сербия и Черногория. Взгляд из Сибири», выпущенный «Красноярским Воскресением». В предисловии к изданию Губернатор Красноярского края, а ныне – вице-премьер правительства России Александр Хлопонин пригласил жителей далеких Балкан «приехать в гости в Сибирь, не страшась лютых морозов». Братья-славяне не заставили долго ждать и в 2005 году по инициативе «КВ» и при поддержке Александра Хлопонина были впервые проведены «Дни культуры и духовности Сербии и Черногории». Главным гостем и участником Дней стал Глава Черногорско-Приморской митрополии, экзарх Патриаршего Трона Сербской Православной Церкви митрополит Амфилохий (Радович).

В юбилейный для Красноярского края год – 75-летия со дня его основания издательство «Красноярское Воскресение» выпустило фотоальбом «В добром сердце сурового края», рассказывающий о духовной жизни сибиряков, о паломнических поездках священнослужителей в отдаленные уголки родного края. Фотовыставка «В добром сердце сурового края», прошедшая в Красноярском музейном центре, была отмечена благодарственным письмом Губернатора Красноярского края Льва Кузнецова.

На протяжении десяти лет редакционная коллегия издательства «Красноярское Воскресение» проводит колоссальную исследовательскую работу: за это время были подготовлены материалы, написаны уникальные очерки, по крупицам собраны в архивах почти утраченные свидетельства зарождения духовной жизни на берегах Енисея. Итогом этой деятельности стало семитомное издание «Сибирские Владыки», которое глава города Красноярска и председатель оргкомитета издательского проекта назвал «настоящей духовной летописью Красноярского края». Все эти издания благотворительно распространяются в воскресных школах, поступают в библиотеки Красноярского края, активно используются школьными педагогами на уроках в учебном курсе «История родного края».

За прошедшие десять лет на счету у «Красноярского Воскресения» многочисленные международные акции и мероприятия, одно перечисление которых займет приличное время. Достаточно вспомнить лишь некоторые: международные проекты – «Содружество культур Югославии и России», «Сербия и Черногория. Взгляд из Сибири», «Балканский дневник. Сибирские файлы», издательские проекты – литературная газета «Зрение», «Сибирские Владыки», «История без вырванных страниц», «Рождественские и Пасхальные Послания».

В 2010 году в связи с расширением деятельности «Красноярское Воскресение» торжественно открыло свое представительство в Черногории, основав в этой стране в городе Будве туристическую компанию «Адриатур», которая предлагает не только отдохнуть на берегу Адриатического моря, но и совершить православные паломнические поездки по древним храмам и монастырям Черногории и соседних стран – Сербии, Боснии и Герцеговины, Хорватии.

В октябре 2011 года состоялось подписание договора между Красноярской митрополией и Культурным центром и издательством «Красноярское Воскресение» о совместной деятельности в области духовно-нравственного просвещения жителей Красноярского края. Со стороны Церкви договор подписал Глава Красноярской митрополии Высокопреосвященнейший Пантелеимон, митрополит Красноярский и Ачинский, со стороны культурного центра и издательства – член-корреспондент Петровской академии наук и искусств, лауреат национальной литературной премии «Золотое перо Руси» Алексей Чурилов, который на протяжении пяти последних лет является учредителем и бессменным директором «Красноярского Воскресения».

За прошедшие десять лет деятельность Культурного центра и издательства «Красноярское Воскресение» неоднократно отмечалась российскими и зарубежными наградами: медалью «Святитель Николай Чудотворец», медалями Международного благотворительного фонда «Меценаты столетия», медалью Священного Архиерейского Синода Сербской Православной Церкви, дипломом Посольства Сербии и Черногории в РФ, Грамотами Губернатора Красноярского края, дипломами Главы города Красноярска, дипломом Национальной библиотеки Сербии, дипломом Союза журналистов России в номинации «Акция года», премией Общероссийского общественного экологического движения «Зеленая Планета», дипломом Международной литературной премии «Серебряный стрелец» (Лос-Анджелес, США), премией имени Уильяма Шекспира Всемирного союза писателей (ЮНЕСКО).

5 февраля 2012 года в знак признательности и уважения заслуг Культурного центра и издательства «Красноярское Воскресение» в адрес этой организации поступили многочисленные телеграммы и благодарственные письма от деятелей политики, культуры и литературы Красноярского края, России и зарубежья.

Опубликовано: ИА «Территория Культуры», 05.02.2012

Читать далее

Мне довелось жить среди умных людей…

Мне ни дня не пришлось работать на комбинате. Тем не менее более двух десятков лет, прожитых в Норильске, связаны, слиты, спаяны с ним, как с гигантским одушевленным существом. Ровесники, друзья, родственники – все оттуда, с комбината. Поскольку почти все мои трудовые норильские годы связаны с газетой «Заполярная правда», то и впечатления тоже газетные, неразрывные от отношений, сложившихся на комбинате с местной прессой. Значительный отрезок времени ее представляли только наша газета и радио.

Немая, а храбрая

Отправляя меня в редакцию «ЗП» после окончания отделения журналистики Уральского государственного университета, в Красноярске мне даже не показали газету. На месте выяснилось, что она говорит на зашифрованном языке, снимков не дает. Чем занимаются люди, что за дымы идут из мощных труб – не поймешь. Нина Ивановна Балуева, заведующая отделом промышленности, талантливый человек не только в журналистике, в будущем мой друг по жизни, терпеливо вводила в курс дела. Стоит ли кипятиться, что нельзя называть завод заводом, рудник рудником, шахту шахтой? Правила такие, охрана государственных тайн в печати…

Балуева доставала толстенную амбарную книгу, находила нужную фамилию и подсказывала готовую словесную конструкцию: «Подразделение рабочих основной профессии бригадира Иванова с предприятия, руководимого Петровым, выполнило задание…» и так далее. В ее кондуите, как мы называли этот уникальный справочник, хранились сотни фамилий, телефоны, даже графики отпусков директоров предприятий. Когда уезжал директор, случалось и «терять» завод или цех, особенно если на замену выдвигался новичок. Так вот и творили. Приходилось давать информационные подборки, писать зарисовки, репортажи, даже очерки, ничего не называя.

Однажды на лестничной клетке нашего здания на улице Севастопольской, 7, где размещались все городские административные учреждения, встретился директор комбината Алексей Борисович Логинов. В костюме с иголочки, блестящих лаковых туфлях, ухоженный и важный, он походил на знатного иностранца из кинофильма. В Норильске я жила считаные месяцы, видела его только издалека, знала, что Логинов недавно вернулся из служебной командировки в США. Оглядев меня, удивился: «Что может делать здесь человек с университетским образованием?!» Внимание Алексея Борисовича привлек бело-синий ромбик на моем пиджаке – университетский значок я носила для солидности. Ответила, что работаю в газете, прислали. Логинов разразился раздражительной тирадой в адрес редакции, назвал выпуск такой газеты бессмысленной тратой денег и сказал, что мне должно быть стыдно как молодому специалисту зря проедать государственные деньги… В ответ на мой защитный лепет он улыбнулся и величественно прошествовал вниз к выходу… Вероятно, часто такое же настроение бедная «Заполярка» вызывала и у рядовых читателей…

 

Не знаю, можно ли сегодня представить наше ликование, когда пришло известие об отмене жутких правил? Вся редакция буквально танцевала, вопила, мы обнимались, даже плакали. Решили немедленно переделать уже текущий номер! И не придумали ничего другого, как дать шапку на развороте страниц со словом «уголь» – материал шел из Кайеркана. Слово это казалось прекрасным, осязаемо выразительным, объемным, жгучим, сосредоточившим в себе весь смысл новой жизни!

Потом какое-то время журналисты упивались свободой и явно злоупотребляли производственной тематикой, щеголяя профессиональными терминами, иногда при этом допускали и ошибки. Наш сосед по коммунальной квартире Владимир Волохов, горный мастер с «Медвежки», дотошный читатель, при случае любил утверждать, что мы как-то перепутали тюбинги с блюмингами. Не помню такого!

Отправляли как на подвиг

Как известно, в середине 50-х годов из Норильска «ушел» лагерь. Система подневольного труда обрушилась. Новая администрация комбината переживала нелегкие времена. Менялись руководители, названия предприятий, механизмы управления. В город привалила масса новых людей, не знакомых с особенностями жизни на Севере, горным и металлургическим делом. Производительность труда упала повсеместно. В букете мер по исправлению ситуации находилась и наша веточка.

Однажды редактор Серафим Петрович Баранов, вернувшись с какого-то заседания, объявил о направлении выездной редакции на рудник «Заполярный» (он тогда назывался рудник 7/9). Расходы – за счет комбината. И добавил, что этой «редакцией» предстоит быть мне! Если бы он знал о неуверенности, порой панике, страхе, переполнявших все мое существо и без рудника, ни за что бы не принял такого решения. Правда, выхода у него не оставалось. Мужскую часть коллектива представляли тогда сам Баранов и его заместитель, остальные сотрудники – дамы в возрасте.

Итак, выпуск маленькой многотиражки раз в неделю. Цель – содействовать формированию коллектива. Первое настоящее редакционное задание. Казалось бы, что тут особенного? Но к тому времени я уже успела наслушаться всяких зловещих историй о похищениях женщин, надругательствах, громилах-каторжниках, скрывающихся в рудных подземельях. Недаром никто из горожан даже в тундру не выходил. Отправляли меня как на подвиг…

Подвиг начался приятно. Рано утром к подъезду дома, заселенного молодыми специалистами, приехавшими в то лето 1955 года, и где я уже имела семиметровую комнатку-пенал в коммунальной квартире, подали такси. Их было штук шесть на весь город. Долетели быстрее, чем смена рабочих на грузовиках, крытых брезентом. Предстояло присутствовать на утренней планерке у директора рудника (слово «директор» считалось неологизмом, раньше говорили «начальник»). В нерешительности открываю дверь кабинета, останавливаюсь на пороге. Сплошные черные мундиры с золотыми погонами! Много, не меньше двадцати. Шагаю через порог, ничего не вижу. Кажется, нет ни одного свободного местечка. Хоть сквозь землю проваливайся. Чувствую, что заливаюсь румянцем до пяток. И вдруг – все встают! Как это получилось!? Так горные инженеры окрылили и поддержали меня с первых минут.

Выездная редакция действовала несколько месяцев. Вскоре я совсем освоилась. Спускалась и в забои. Стала понимать термины: «горизонт», «штрек», «штольня», «восстающий», «скреперование», «шпуры», «взрывы», «очистные работы» и так далее. Появились друзья-консультанты, авторы. Нашлись мастер по вырезанию гравюр на линолеуме и сочинитель сатирических куплетов. Рисунки и едкие стихи на злободневные темы очень украшали газету. Когда привозила свежий выпуск, первыми читали директор и секретарь парткома, потом главный диспетчер, за ним – остальной народ. А у меня часто-часто билось сердце, как это было потом многие годы подряд при виде свежего выпуска, еще пахнущего типографской краской. Самое важное, что навсегда сохранилось из той далекой газетной экспедиции, – глубокое уважение к людям горняцкого труда.

Позже подобная выездная редакция в лице нового сотрудника Владимира Кудряшова отправилась на рудник «Медвежий ручей». В конце концов идея иметь свой постоянный рупор, свое информационное поле руководству горнорудного управления показалась такой привлекательной, что в ГРУ появилась многотиражка «Горняк». Первым редактором, начав ее с нуля, стал Григорий Тимофеевич Неткачев, позже – редактор «Заполярной правды». А до того мы с ним долго проработали в паре, он был моим заместителем (Валентина Мартынова почти десять лет возглавляла «ЗП». – Ред.). За «Горняком» возникли «Норильский строитель» и «Огни Талнаха». Многотиражки делались журналистами-профессионалами, имели тиражи, сопоставимые с тиражами иных сегодняшних центральных газет.

Читать далее