Тег: Красноярские перья 2012

Далеко в стране сопочной (Красноярский рабочий, 15.12.11)

Фото Ирины Аплесневой

Попигай и Сындасско по праву считаются в Хатангском районе оленеводческими посёлками. Здесь больше всего кочевников, ведущих традиционный образ жизни, за что они получают от социальной службы пособие в размере чуть больше трёх тысяч рублей на каждого, занятого в оленеводстве.

Едем в стойбище

В Попигае полсотни семей кочуют в тундре. Летом, до коральных работ, когда оленям делаются всякого рода прививки, оленеводы разбиваются на семейные бригады и каждая кочует отдельно. Когда начинаются коральные работы, бригады разделяются на семьи, а уже те откочёвывают на свои земли.

В Попигае четыре бригады и в каждой по тысяче-полторы оленьего поголовья. Бригады состоят из родственников — все доводятся друг другу дальними или близкими родичами по мужу или жене. Считается, что между родственниками сильнее взаимовыручка и взаимные обязательства. Если кому-то на какое-то время надо отлучиться в посёлок, за него в стойбище будет работать другой родственник. Не зря народная мудрость гласит: свой своему поневоле друг.

Летом оленеводы кочуют по обеим сторонам реки Попигай, углубляясь в тундру на километр или два. Больше трёх-четырёх дней на одном месте со стадом не задерживаются. Для стоянки выбираются пастбища, где есть озеро, чтобы недалеко было ходить за водой и ловить рыбу в редкие часы досуга. Озёр в тундре много и почти все они рыбные.

Александр Большаков, с которым я познакомилась во время его плотницких работ, взялся отвезти меня в оленеводческое стойбище, а я предложила оплатить горючее, зная о ценности здешнего бензина для любого промысловика. Сговорились ехать следующим утром.

Вместе с нами в стойбище отправились два паренька. Роман, несмотря на юный возраст, неплохо разбирался в особенностях реки и всю дорогу управлял мотором, а Василий ехал к родителям. Васины родители, Николай и Наталья Кудряковы, потомственные оленеводы, а сам Вася — несостоявшийся педагог. Учился в Якутии на физкультурном отделении института, ушёл с четвёртого курса.

До стойбища плыть больше часа, чтобы скоротать время Александр рассказывает о местных достопримечательностях, встречающихся по пути, а меня всю дорогу занимает вопрос: как оленеводы различают своих и чужих оленей в стаде, ведь многие берутся пасти и окарауливать оленей родственников. Когда я высказываю эту мысль вслух, Александр хитро прищуривается:

— Если человек с мальства с оленями, он запоминает их «в лицо».

В его узких глазах прыгают весёлые бесенята.

— Полторы тысячи голов невозможно запомнить «в лицо», — не соглашаюсь я, чувствуя подвох. Большаков смеётся, розыгрыш не удался.

— Метки ставят, — раскрывает он оленеводческие секреты. — Режут уши. Некоторые наносят оленям поперечные надрезы на нос. А якутские оленеводы пользуются специальными клипсами.

Читать далее

Далеко в стране сопочной

  • Конкурс «Красноярские перья — 2012». Почетная грамота в номинации «Лучший репортер»

Для большинства горожан посёлки типа Попигая и Новорыбного — Богом забытая дыра, где жить просто невозможно — там нет работы, не строится жильё, там полупустые магазины с астрономическими ценами, нет нормального медицинского обслуживания… Но люди живут. Живут, потому что родились и выросли здесь, где жили их отцы и деды, и где будут жить их дети и внуки. В общем, как ни банально это звучит: велика Россия, а дальше родины ехать некуда.

Дорога

Что делает человек, решивший воспользоваться услугами речного судна? Сверяется с расписанием, идёт на речной вокзал или в кассу, покупает билет и едет туда, куда ему нужно. Так делают повсеместно, но только не в Хатанге.

Во-первых, расписания, согласованного и подписанного районным начальством и дирекцией порта, в лучшем случае, придерживаются с погрешностью в два-три дня. Очень может так случиться, что в последний момент в него внесут какие-то изменения и вместо запланированного рейса, теплоход пойдёт с полной загрузкой по специальному маршруту.

Предугадать это невозможно, потому что окончательную точку в этом вопросе ставят в кабинетах Хатангской администрации. Подумаешь, расписание! У жизни своё расписание, и каждый новый день подкидывает какие-то сюрпризы.

Во-вторых, если вы хотите заранее приобрести билеты на теплоход, чтобы наверняка быть уверенными в своём путешествии, то ни в конторе порта, ни в какой-нибудь кассе Хатанги этого сделать невозможно. Билеты можно купить только на самом теплоходе в день его отправления в рейс. Опять же, если повезёт.

На эту тему в портовой конторе мне неопределённо говорили, что с покупкой билетов, а значит и с поездкой, проблем не должно быть. Почему не должно, если желающих уехать больше, чем может взять на борт судно, этого я так и не уяснила.

Настал день отъезда. По расписанию конечной точкой маршрута значился северный посёлок Попигай — один из двух особенно труднодоступных в Хатангском сельском поселении. Туда я и купила билет за 4088 рублей. Но сначала предстояла посадка на теплоход. Кто скажет, что это пустяки, пусть сам попробует.

Итак, представьте себе картину. Стоит на берегу некое довольно высокое деревянное сооружение с крутым трапом (по-видимому, причал), на который без моральной подготовки и определённой сноровки не забраться. Трап заканчивается где-то под водой. Где, с берега не видно. А до берега ещё нужно добраться — кругом вода.

Кто-то перекинул к трапу дощатую лесенку, но она прогнулась и ушла под воду. До берега метра два-три. Самые отчаянные разуваются и осторожно бредут к трапу. А температура воды, прошу заметить, отнюдь не такая, как на юге Красноярья. Север, однако…

Сумки, коробки, мешки и осторожных пассажиров по одному, по двое переправляют в лодке, в которой по щиколотку воды. Лодочник из числа добровольцев-провожающих с трудом толкает нагруженное, кренящееся то в одну, то в другую сторону судёнышко. Вот и трап. Крепко хватаюсь за поручни как утопающий за соломинку. И с тоской вспоминаю пассажирский дебаркадер в родной своей Дудинке.

Первый этап погрузки преодолён. К массивному причалу пришвартован теплоход «Таймыр», но вот незадача — он ниже его. Кое-как при поддержке матросов из команды спускаюсь на борт судна. И первый, кто приветствует меня, пограничник. Какие бы безобразия ни творились при посадке, проверке документов, ничто не помешает. Предъявляю свой паспорт с дудинской пропиской. Всё в порядке, могу ехать. Отдуваюсь, утирая струящийся градом пот, и разглядываю пассажиров.

Много мамаш с малышами, есть беременные, достаточно пожилых людей. Каково же им было пройти такую посадку, да ещё с грузом. Налегке никто не ехал — стандартные атрибуты при возвращении из Хатанги: мешок сахара, макароны, коробка сгущённого молока, три-четыре ячейки яиц и так далее. Был и такой пассажир, кто вёз в сумке кирпичи для ремонта домашней печки. А что делать, если в посёлке этого добра днём с огнём не сыщешь.

На теплоходе двадцать посадочных мест, расположенных по типу плацкартного вагона — 10 верхних полок и столько же нижних — пять закутков, условно именуемых «купе». В салоне стоит электрический чайник, есть небольшой буфет с семидесятирублёвым «Дошираком», набором сухарей, печенья. Здесь же, за стеклом, портрет основателя советского государства с сакраментальной фразой над головой «Заждались?». Тут же пассажирам выписывают билеты.

Людей много, но стоя никто не едет. В этом году пассажиров на теплоход берут по количеству спасательных жилетов на борту, а их 30 штук. Пассажиры рассказывали, как в прошлые годы на судно набивалось иногда до сотни человек, ехали стоя, сидя и лёжа на полу. А нынче в связи с трагедией «Булгарии» на Волге команда «Таймыра» строго придерживалась требований безопасности. Это правильно, но это же обстоятельство должно было бы вынуждать власть взглянуть на проблему пассажирских перевозок под другим углом. Но об этом позже.

Через два часа подходим к ближайшему от Хатанги посёлку Жданихе — она как большелобый пёс неожиданно ткнулась в борт теплохода. Посёлок стоит на холмах, уступами спускаясь к реке. Начинается разгрузка. Надо сказать, что ни у одного посёлка, где мы останавливались, нет причалов. Судно останавливается в четырёх-пяти метрах от берега, и людей переправляют на лодках.

После Жданихи теплоход заметно опустел, до Новорыбной оставалось семь часов пути. Впереди ночь. Пассажиры расселись играть в карты. Мало кто остался равнодушным к этому действу. Причём в «дурака» здесь не играют, все — на «интерес», а «интерес» вполне определённый — деньги. После полуночи азарт игроков усиливается.

Играют все вместе: женщины, мужчины, подростки. Возраст никого не смущает, были бы деньги. В конце концов, молодой матери удаётся сорвать банк. Товарки шумно поздравляют её. Одна из них даже завистливо вздыхает: сколько денег выиграла! Можно и не работать.

После Новорыбной теплоход опустел. В Попигай мы ехали вдвоём с попутчиком. Азербайджанец Гамид надеялся перехватить там бивень мамонта, который нашёл один из сельчан. До конечной точки нашего маршрута оставалось десять часов пути.

«Звёздная рана»

Река Попигай, несущая свои воды в Хатангу-реку, изобилует песчаными отмелями, неожиданно возникающими среди воды островками, косами. По этой причине она опасна и коварна. Почти всю дорогу теплоход держится одного берега — противоположный сияет жёлтыми «пляжами». Песчаные отмели настолько широки, что иной раз кажется, река пересохла и мы вот-вот врежемся в песок. Но теплоход уверенно идёт вперёд, и, когда уже кажется столкновения с отмелью не избежать, из-за крутого изгиба песчаной косы вдруг выныривает синяя полоса реки.

Неожиданно из-за поворота показывается посёлок. Блеснув на солнце крышами домов, он так же неожиданно и надолго пропадает из виду. Река снова выделывает кренделя.

Мы находимся в самом сердце попигайской астроблемы — «звёздной раны» Земли. О падении тунгусского метеорита, вероятно, знают многие, об этом упоминается и в художественных произведениях, например, в трилогии Анатолия Рыбакова «Дети Арбата», а вот о такой же «звёздной ране» Попигая редко кто знает, даже на Таймыре. Упавший метеорит наложил отпечаток на внешний облик всей этой территории, придав ей величавую красоту и суровость.

Всю дорогу по обеим сторонам реки тянутся сопки, густо покрытые зеленью, да и сам посёлок Попигай приютился меж них. А ещё посёлок омывает река с названием Сопочная, которая разделяется на три рукава. Поэтому совсем не удивительно, что жители, игнорируя официальное название посёлка, упорно именуют его Сопочным. Попигаем они называют старый посёлок, стоявший когда-то в верховьях одноимённой реки на значительном удалении от нынешнего.

Читать далее

Сын и отец хакасского народа

Хакасия

Хакасия

Колыбелью цивилизаций называют Хакасию – удивительную землю, через которую пролегла дорога сотен племен и народов с востока на запад. Для красноярцев она давно стала любимым местом отдыха: озера и грязи, петроглифы и курганы, уникальные памятники природы и интересные музеи – у каждого из нас есть свое хакасское открытие. Но далеко не все знают, кому мы обязаны этим певучим названием – Хакасия.

[quote type=»small» align=»left»] На въезде в Чарков в 2001 году была установлена стела в виде раскрытой книги – на ней рунами и по-русски выбит текст. Памятник этот посвящен 280-летию открытия Д.Г. Мессершмидтом древнехакасской рунической (енисейской) письменности.  [/quote]

Гора Хызыл-Хая, что в заповеднике «Казановка», привлекает не только любителей петроглифов эпохи бронзы. У ее подножия каждый год собираются люди, чтобы почтить память человека, давшего Хакасии ее современную письменность, имя и автономию. Здесь расположено родовое кладбище рода Майнагашевых.

Степан Дмитриевич МайнагашевСтепан Дмитриевич Майнагашев прожил короткую (1886-1920 гг.), но яркую жизнь. Рожденный в крохотном аале Иресов Аскизской степной думы, он получил самое лучшее образование, какое только мог иметь в начале прошлого века хакасский юноша, пусть и хорошего рода. Студент в Красноярской духовной семинарии, вольнослушатель в Томском университете, и, наконец, юрист, окончивший Московский городской народный университет имени А. Л. Шанявского. Добавим к этому увлеченность этнографией, лингвистикой и фольклором, и мы увидим, как бы сейчас сказали – социально активного, всесторонне развитого человека, который в возрасте 27 лет по заданию Русского Географического общества приезжает в родные степи, чтобы собрать этнографические материалы и начать масштабное исследование тюркских диалектов. Майнагашев сразу завоевал уважение старейшин хакасских родов, и, будучи совсем молодым, тем не менее, стал одним из национальных лидеров народов Минусинского округа Енисейской губернии (ныне Хакасия). В 1918 году, на II съезде инородцев в улусе Чарков он предложил для всех коренных жителей Хакасско-Минусинской котловины общее название «хакасы».

[quote type=»small» align=»left»] По транскрипции с китайского «хягас» означает «кыргыз». Такое самоназвание было принято еще в период Кыргызского каганата, который в IX-X в.в. раскинулся на огромной территории Южной Сибири, поэтому главы хакасских родов восприняли его как возвращение к историческому имени. [/quote]

В июле 1918 года VI Съезд хакасского народа избрал Степана Дмитриевича председателем восстановленной Степной думы и депутатом возродившейся Сибирской областной думы, которая к этому времени уже образовала Временное Сибирское правительство и приняла Декларацию о государственной независимости Сибири. Майнагашев не принял Советскую власть, установившуюся в уезде в 1919 году. Вместе с другими повстанцами 10 марта 1920 года он был захвачен в родном аале сводным отрядом милиции и 29 апреля расстрелян в Минусинске.

Опубликовано в журнале «Наводка туристу» №48, 2012 г.

[togglebox state=»open» head=»Красноярские перья — 2012″ ]Участник номинации «Лучший очеркист»[/togglebox] Читать далее

Люди и были Диксона

50 лет Диксону

50 лет Диксону

Говорят, что Север – не только «крайность» сам по себе, он еще и толкает на крайности других: люди либо заболевают им навсегда, либо никогда больше не возвращаются. Герард и Алла Лубнины из первой категории, – в начале 70-х они приехали на Диксон, который стал для них не только новым домом, но и отправной точкой серьезных исторических исследований.

На Большой земле о Лубниных узнали, благодаря фильму «Челюскин ехал по Таймыру», снятому красноярским режиссером Галиной Захаренко. Сотрудники заповедника Большого Арктического, в прошлом строители морских портов на Новой Земле, выйдя на пенсию, они полностью посвятили себя краеведению. Казалось бы, откуда здесь, на крайнем севере Азии, сохраниться обломкам истории? Помог суровый климат Арктики, прекрасно консервирующий те редкости, за которые отдали бы последнее многие ученые.

Лубнины вот уже более 20 лет погружены в историю Великой Северной экспедиции, посланной Петром I для обозначения самых северных границ Российского государства, размеры которых в то время никто не знал.

Девять ее самостоятельных отрядов в 1733-1743 гг. двигались к берегам Ледовых морей (так тогда называли моря будущего Северного Ледовитого океана), исследовали Северный морской путь, берега Камчатки и Курил, устья сибирских рек. На Таймыр продвигалось два отряда со стороны рек Лена и Обь – Обско-Енисейский и Ленско-Енисейский. Участники экспедиций составляли карту берега от устья Оби до Енисея, от Енисея до Хатанги, от Хатанги до Лены. Имена Овцына, Стерлегова, Минина, Харитона Лаптева, Челюскина, Василия и Татьяны Прончищевых остались в истории и названиях, а супруги Прончищевы нашли на Таймыре и последний приют. Сохранила Таймырская земля и следы экспедиций Толля и Норденшельда, Нансена и Амундсена, Вилькицкого и Бегичева, прошедших здесь в 19-20 в.в. Совсем немного не дошли до Диксона матросы с затертой льдами шхуны «Мод» – Тессем и Кнудсен, – гурий сегодня отмечает место их гибели, а в Диксоне стоит памятный камень над могилой норвежского моряка. Смотрит в Карское море с постамента и бронзовый Никифор Бегичев, – под ногами скульптуры покоятся останки знаменитого полярника, погибшего в 1926 году на пясинской зимовке. Что характерно, все захоронения на Таймыре расположены в цоколях одноименных памятников.

Для Лубниных, за всеми этими именами стоят не просто исторические персонажи, а реальные люди, благодаря отваге и упорству которым с карты мира исчезли огромные белые пятна. Спустя столетие после последних масштабных исследований Арктики, Алла и Герард составляют свои карты – погибших таймырских экспедиций. Помогают в их исследованиях энтузиасты – жители Диксона, которые, несмотря на чудовищную разруху, царящую в поселке, не собираются его покидать. Как и сами Лубнины, считающие тему первооткрывателей Севера делом всей своей жизни. Таким же делом исследование Арктики было и для тех самых первооткрывателей. История русского севера продолжается…

Опубликовано в журнале «Наводка туристу» №47, 2012 г.

[togglebox state=»open» head=»Красноярские перья — 2012″ ]Участник номинации «Лучший очеркист»[/togglebox] Читать далее

Человек и пароход

 

Он же «владелец заводов, газет, пароходов», или, как принято сейчас говорить – «социально ответственный предприниматель» Александр Михайлович Сибиряков – Иркутский купец 1 гильдии и почетный гражданин, навсегда вписал свое имя в историю исследования рек и арктических морей Сибири. А названный в его честь ледокольный пароход впервые преодолел Северный морской путь за одну навигацию, и погиб в неравном бою с немецким тяжелым крейсером «Адмирал Шеер» 25 августа 1942 года.

Пароходовладение и золотодобыча приносили Сибирякову неплохой доход, который он вкладывал в промышленное освоение великих российских рек. Енисей, Обь, Ангара, Печора, Амур, их устья, побережья Карского и Охотского морей, сухопутные маршруты между реками Западной и Восточной Сибири – во все эти отдаленные, богом забытые места в 1870-90-х гг. Сибиряков отправлял экспедиции, которые практически полностью финансировал лично. Мечтой его было связать каналами реки Сибири и Дальнего Востока, и, таким образом, удешевить перевозку грузов из портов Европы в Тихий океан, задействовав, заодно, и СевМорПуть. Создание торгово-промышленной инфраструктуры по берегам рек и морей, по мнению Сибирякова, стало бы залогом их развития – появились бы постоянные поселки, активизировалась жизнь на безлюдных просторах.

[quote type=»small» align=»left»] В честь исследователя был назван торговый путь «Сибиряковский тракт на север». Он вел с верховьев Печоры через Урал (на оленях), затем по Тоболу (водный либо санный) до Тобольска. В 1887–1888 гг. этим путем было перевезено 210 тыс. пудов различных грузов. [/quote]

«Сибирь богата своими водными путями…, стало быть, естественно предполагать, что наша задача состоит в том, чтобы ими воспользоваться как должно, – писал Сибиряков, – если это необходимо, создать систему сообщений, имеющую своим выходом море… Наступило время подумать об этом». Увы, как это бывает в России, власти не поддержали проекты иркутского купца. Зато его исследовательская деятельность получила признание общественности – Сибиряков имел знаки отличия французского и шведского правительств, серебряную медаль Русского Географического общества.

[quote type=»small» align=»left»] Сибиряков пожертвовал почти полмиллиона рублей: Восточно-Сибирскому отделу ИРГО – на экспедиции и книгоиздательство, Томскому университету – на библиотеку, Академии наук – на выплату премий за оригинальные исторические сочинения на русском языке о Сибири.  [/quote]

А своеобразный памятник делу всей жизни Сибирякова можно увидеть в самом центре Красноярска – это музей-пароход «Святитель Николай», построенный в 1886 году на средства знаменитого исследователя.

Опубликовано в журнале «Наводка туристу» № 46, 2012 г. 

[togglebox state=»open» head=»Красноярские перья — 2012″ ]Участник номинации «Лучший очеркист»[/togglebox] Читать далее

Тропа в Саяны

Черневая тайга попортила немало крови членам экспедиции Григория Федосеева, что в середине 30-х гг. прошлого века шли берегами Кизира. Бурелом и болота, завалы и гибник, подлесок, сквозь который приходилось прорубаться, как в джунглях – всем этим богат Кизир и поныне. Но больше полувека прошло после экспедиции, прежде чем нашелся человек, решивший пропилить в верхнем течении Кизира охотничью тропу – в помощь таежным ходокам. Звали его Андрей Хрущев.

[quote type=»small» align=»left»] Кизир (от хакасского «режущий»). Берет начало на хребте Крыжина, в районе озера Междуречного, протекает по территории Курагинского района Красноярского края. Является правым притоком реки Казыр. Популярное место спортивного сплава, благодаря многочисленным порогам (в большую воду 2 и 5-й кат. сложности). В низовьях есть населенные пункты: Усть-Каспа, Журавлево, Кордово, Имисское. Оттуда осуществляются заброски в верховья реки. [/quote]

Кизир – река знаменитая. Сюда едут сплавщики со всей России, рыбаки и охотники не переводятся на его берегах, а многочисленные туристы-пешники добираются по его ревущим волнам к началу троп, ведущих к Фигуристым белкам, леднику Стальнова, Кинзелюкскому водопаду и пику Грандиозному. И нет, наверное, путешественника, побывавшего здесь, и не оставившего слов благодарности охотнику Андрею Хрущеву.

Почти 50 км вдоль русла Кизира бежит тропа, а вдоль нее стоят несколько избушек-зимовий. Хрущев обустраивал свои охотничьи угодья, на совесть, почти 15 лет – начиная с 1990 года, – благодаря ему, у туристов появился достаточно простой путь от Четвертого порога до истока реки. Приют, построенный Хрущевым на Пихтовом ручье, до сих пор служит перевалочной базой для путешественников, направляющихся вглубь Восточного Саяна. А самого Андрея уже нет, в декабре 2004 года он погиб, провалившись в полынью на Кизире. Ему было 36 лет.

Хрущев скрупулезно вел дневники, по которым сегодня можно восстановить и картину его простой и, одновременно, сложной жизни в глухой тайге, и историю туристического освоения Кизира. Укрываясь в приютах, туристы добавляли к записям Андрея свои заметки, оставляли теплые пожелания и добрые слова в его адрес. Так родилась своеобразная летопись, сохранившая как частичку души и переживаний охотника, так и кусочки биографий его гостей. Таежный дневник Андрея Хрущева и сейчас лежит там, где оставил его хозяин, прежде чем в последний раз закрыть за собой дверь избушки…

Опубликовано в журнале «Наводка туристу» №45, 2012 г.

[togglebox state=»open» head=»Красноярские перья — 2012″ ]Участник номинации «Лучший очеркист» [/togglebox] Читать далее

Человек с «железным оленем»

Исследованию самого северного полуострова Азии – Таймыра – посвятили свои жизни и судьбы многие путешественники. Но, пожалуй никому, кроме Глеба Травина, не удалось проехать по его земле на столь неприспособленном для этого виде транспорта – на велосипеде. Именно Травин доказал, что «белый человек» может выжить даже в арктической пустыне. «Дьявол пошлет мор на оленя и промысел будет плохой, если человек на железном олене погибнет в тундре!» – так говорили о Травине шаманы Большеземельской тундры. Но олени до сих пор пасутся на просторах Севера, а Травин навсегда вошел, а точнее, въехал в историю нашего края.

[quote type=»small» align=»left»] Глеб Леонтьевич Травин (1902–1979) – советский путешественник, совершивший велопоход вдоль границ СССР, включая арктическое побережье (общей протяженностью 85 тыс. км). В путешествие он отправился 10 октября 1928 года из Петропавловска-Камчатского, там же в 1931 году он его и завершил. На родине Травина в Псковском художественно-историческом музее и сегодня можно увидеть велосипед и снаряжение, которое он взял с собой в дорогу: компас, нож, ружье, багажник с запчастями и инструментами, а также винчестер, документы и фотографии. [/quote]

На велосипеде, охотничьих лыжах и собачьих упряжках Травин преодолел всю арктическую часть границы вдоль Северного Ледовитого океана, от Кольского полуострова до мыса Дежнева на Чукотке. В его паспорте-регистраторе стоят печати Мурманска и Архангельска, Хатанги, Русского Устья, Уэлена и других городов и поселков – общим числом 270. Известный полярный летчик, Герой Советского Союза Б.Г. Чухновский видел Травина на байке у Новой Земли и на острове Диксон, а его коллега М.И. Шевелев – в устье Енисея. Моряки ледокола «Ленин», затертого льдами в Карском море, принимали в гостях отважного велопутешественника. Осенью 1930 года Травин добрался до Диксона на борту парохода «Володарский» – туда он приехал из фактории на о. Вайгач.

«Дальше мой путь лежал на Таймыр, – писал Травин в своих дневниках. – В конце октября 1930 года я переезжал Пясину, самую большую реку на Таймыре… Река недавно замерзла, лед был тонкий и скользкий. Уже ближе к противоположному берегу я упал с велосипеда и проломил лед. Выбраться из полыньи было очень трудно. Лед крошился под руками, ломался под тяжестью тела… Промокшая одежда тут же смерзлась и заледенела на морозе. Усилием воли я заставил себя шевелиться. Осторожно, отталкиваясь руками, как тюлень ластами, подполз по льду к велосипеду, оттащил его от опасного места». Травин не раз был на волосок от гибели, но его всегда спасали сила воли, желание жить. Помогали и кочевники полярной тундры. Одному из них, чукотскому косторезу, он подарил бивень мамонта, подобранный на Таймыре. Сегодня кусок этого бивня с изображениями кита, моржа, тюленя и надписью «Путешественник на велосипеде Глеб Травин» хранится в Псковском художественно-историческом музее.

Опубликовано в журнале «Наводка туристу» №44, 2011 г.

[togglebox state=»open» head=»Красноярские перья — 2012″ ]Участник номинации «Лучший очеркист»[/togglebox] Читать далее

Положение о конкурсе журналистских работ 2012 года

ПОЛОЖЕНИЕ
о ежегодном творческом конкурсе журналистских работ на 2012 год

I. Общие положения и статус конкурса

Конкурс является краевым. Организатором выступает Союз журналистов Красноярского края. Проводится конкурс в целях совершенствования профессионального мастерства журналистов Красноярского края.

II. Условия конкурса

1. На конкурс принимаются журналистские материалы, опубликованные в СМИ с 1 декабря 2011 года по 20 ноября 2012 года.

2. Журналистов для участия в конкурсе выдвигают первичные организации Союза журналистов Красноярского края, редакции СМИ, допускается самовыдвижение.

3. Претенденты в индивидуальных номинациях должны представить от одной до пяти работ.

4.Работы каждого из участников рассматриваются только в одной номинации. Не допускается участие одного материала в нескольких номинациях.

5. Принимаются к рассмотрению только оригиналы публикаций с обязательным указанием на странице даты выхода материала. Для электронных СМИ – запись программ, сюжетов на носителях CD/DVD. К заявке необходимо приложить эфирную справку о дате выхода произведения, заверенную печатью и подписью руководителя СМИ.

6. Особое условие: публикации, телепрограммы, сюжеты, радиопередачи не должны носить рекламный характер.

7. К участию в номинации «Дебют года» приглашаются молодые журналисты, проработавшие в СМИ не более трех лет. К участию в номинациях «Лучшая районная газета», «Лучшая корпоративная газета» принимается для рассмотрения жюри комплект газет (10 номеров подряд за любой период).

8. В номинацию «Журналист года» претендента может выдвигать журналистское сообщество — члены Союза журналистов из разных СМИ. Победитель определяется тайным рейтинговым голосованием членов жюри конкурса.

9. Номинация снимается с конкурса, если в ней участвуют менее трех участников.

10. Жюри оставляет за собой право особо отметить работу любого из конкурсантов.

11. Жюри оглашает имена победителей конкурса в День Российской печати 13 января 2013 года.

12. Организаторы конкурса гарантируют, что предоставленные на конкурс материалы не будут использованы для иных целей, либо переданы третьим лицам.

13. Конкурсные материалы принимаются до 10 декабря 2012 года.

III. Номинации конкурса

I Общие номинации для всех СМИ

1. «Дебют года»

2. «Акция года» (социально значимый проект)

3. «За творческое долголетие»

4. «Журналистское расследование»

5. «Журналист года»

II Для печатных СМИ

6. «Лучшая районная газета»

7. «Лучшая корпоративная газета»

8. «Лучший очеркист»

9. «Лучший обозреватель»

10. «Лучший фотокорреспондент»

11. «Лучший репортер»

III Для телевидения

12. «Лучшие телевизионные новости»

13. «Лучший телерепортер»

14. «Лучшая авторская телепрограмма»

15. «Лучший документальный телевизионный фильм»

IV Для радио

16. «Лучшая авторская радиопрограмма»

17. «Лучший радиорепортер»

18. «Лучший информационный выпуск»

V Для Интернет — СМИ

19. «Лучший информационный сайт»

 

Автор (или творческий коллектив), который уже побеждал в конкурсе, может предоставлять свою работу в той же номинации не ранее, чем через два года после получения им диплома или звания лауреата конкурса Союза журналистов Красноярского края.

Если победившей признается творческая работа, авторами которой выступают несколько журналистов, то дубликаты диплома выдаются каждому из них.

IV. Жюри

Состав жюри утверждает президиум правления Союза журналистов Красноярского края в срок не позднее одного месяца с момента объявления конкурса.

Решение жюри утверждается на заседании президиума Союза журналистов Красноярского края. В случае возникновения разногласий, вопрос решается путем голосования на совместном заседании президиума и жюри.

Обязательные требования:

В заявке разборчиво заполнить — полное название СМИ с обязательной расшифровкой формы собственности (государственный орган, ООО, ОАО, ИП, др), название номинации, фамилию, имя, отчество, подробный адрес редакции с индексом, телефоны редакции, домашний (для иногородних – код города), сотовые (личный, руководителя СМИ), электронные адреса (редакции, личный).

Для телевидения и радио: диски должны быть подписаны: название СМИ, название произведения, фамилии автора, оператора, хронометраж, дата выхода в эфир. Заявка должна быть упакована в отдельный файл или папку по каждой номинации отдельно.

Все заявки должны быть заверены подписью руководителя СМИ и печатью организации.

Заявки оформленные небрежно, приниматься к рассмотрению не будут.

Образец правильного заполнения заявки прилагается.

V. Конкурсные работы принимаются по адресу:

660049, Красноярск, пр. Мира 3, Союз журналистов Красноярского края.
Контакты (391)212-47-39,(391), 212 43 56, 8 905 973 0484 kraszhur@mail.ru

Секретарь Союза журналистов Красноярского края
Захаренко Галина Андреевна

 

Читать далее